Стекающий град

Printer Friendly, PDF & Email

В сентябре горводоканал официально показал 61-процентные потери воды из-за порывов коммуникаций


В многочисленных бедах, нищете и, как в последнее время любит выражаться наш мэр, «надвигающемся коллапсе», все чаще приходят на ум слова кота Матроскина: «У нас не денег не хватает, у нас головы не хватает». Нищие-то мы нищие, а главное богатство и жизненный ресурс — питьевая вода - льется по нашим улицам уже не просто рекой, а водопадом Ниагара.



Последняя неделя была в этом плане показательной. Жители забросали редакцию жалобами о повсеместных порывах. На улицу Урицкого вода стекала из трех порывов (с Минской, Пушкинской и Первомайской), образуя для пешеходов бесконечную полосу препятствий. С Сантуриновки сообщают: с улицы Кима на Тбилисскую уже несколько лет(!) беспрерывным потоком течет вода. В районе шихтовой базы (ул. Мусоргского) с 25 сентября три недели бил просто фонтан (владелец одного из гаражей, находящихся там, не поленился и подсчитал, что по нынешним тарифам воды «улетело» более чем на 2 миллиона гривен!). Страдал и район — вода заливала подвалы домов по улице Дзержинского, что у сельскохозяйственного техникума. «Ниагара» лилась по улицам Мирошниченко, Шмидта, пр.Ломоносова и др.— список можно продолжать и продолжать.

Прокомментировать ситуацию мы попросили заместителя директора Константиновского ПУВКХ КП «Компания «Вода Донбасса» С.Каушана. Он отвечает за экономику водоканала, ведет учет потерь и т.п., поэтому ему и «карты в руки».

- Сергей Александрович, что Вы скажете об этом нескончаемом истекании?

- Мы в курсе дела. На сегодняшний день в городе 41 уличный порыв. Обычно их 7-10 и за сутки они устраняются. Сейчас вся проблема в поломке экскаваторов. Из трех существующих землеройных машин на ходу всего одна. Кроме того, чтобы ликвидировать каждую утечку, по технологическим нормативам необходимо отключать воду в районе порыва на три дня. В то же время сделать ремонт водовода даже за 3 дня, ввиду отсутствия экскаваторов, водоканал не в состоянии. А перекрыв воду (иногда из-за одного такого порыва надо отключать почти пол города), раньше чем через две недели экскаватор туда можем и не поставить. И у ПУВКХ не будет возможности выполнять норматив по обеспечению санитарной нормы (по 50 литров на человека в сутки), т.е. потребуется подвозить воду в цистернах. Поэтому, водоканал сознательно идет на потери, чтобы не вызывать людского возмущения. На подходе зима, установка для вскрытия асфальта и земли (бар) сейчас в плачевном состоянии, поэтому мы ее пока тоже не задействуем. Это основная беда.

В ближайшее время будет готов к работе второй экскаватор и в течение месяца проблема с порывами будет решена.

- Будем надеяться. Но есть ли гарантии, что это больше не повторится?

- Конечно, нет. Ведь эта проблема появилась, потому что у ПУВКХ не хватает средств на ремонты порывов, т.к. задолженность по оплате за услуги физических лиц достигла 9,5 миллиона гривен (я не говорю уже о тех 3 миллионах, которые тянутся еще до 2000 года), при общем числе потребителей около 42 тысячи. Причем, например, только 208 абонентов имеют задолженность по 5 тысяч гривен каждый. Отсутствие денег породило отсутствие техники и специалистов (взять хотя бы сварщика, которого ищем уже несколько месяцев). А средств и усилий на содержание в порядке 543 километров вкрай изношенных водопроводных сетей надо немало.

Кстати, надо «открыть глаза» константиновцам и сообщить, что 60% потребителей в городе все же получают воду круглосуточно (прежде всего, вся пойма Торца).

- Каким образом водоканал узнает о порывах и берет их на учет?

- Потери воды ведутся посуточно, но они привязываются к среднемесячным плановым показателям. Каждый месяц мы даем в часов-ярское ПУВКХ заявку – сколько нам надо воды. Мы берем за предыдущий месяц цифру расхода на человека по норме, прибавляем, сколько снимается по водомерам, и добавляем процент технологических потерь. За прошлый месяц, например, он составил 61%. Сейчас потери должны уменьшиться, т.к. закончился сезон поливов.

Узнаем же о порывах мы из двух источников – по сигналам от людей и по информации нашей водопроводной службы. Ежедневно, двумя начальниками служб делаются плановые объезды – один по левой, другой по правой стороне города, а также работники абонслужбы, которые возвращаются после обхода участков, собирают и передают данные о порывах. Так что у нас неучтенных порывов практически нет. Да и горожане реагируют быстро.

Существуют еще скрытые утечки. Они входят в те самые плановые потери и обычно составляют около 40% от потребленной воды. Эти потери неизбежны и скажу, что даже в богатых и развитых странах они есть. Например, в Лондоне 51% утечек, в Риме 40%. Немцы вообще официально заявляют, что реально бороться с утечками можно только до 20%. Т.е. дальше бороться нет смысла – затраты не окупятся. Они подводят дебет с кредитом, видят, что «не бьет» на 20%, и успокаиваются.

У нас эти потери обычно происходят на стыках труб (особенно чугунных и асбестовых), микропорывах в квартирах и домах, при незаконных врезках и воровстве. Если не считать этого, то утечек по нашим причинам сейчас процентов 30.

Наш водоканал потребляет сейчас 24 тысячи кубических метров воды в сутки. Вот и считайте сколько «пропадает» воды. Для сравнения скажу, что железнодорожная цистерна - 60 куб. м. (получается, сейчас около 240 цистерн питьевой воды уходит в никуда - ред.). Надо признать, что все это происходит, конечно, не только по технической невозможности, но в том числе и по нашей нерасторопности. Хотя главное – отсутствие средств. Мы хотим и знаем, как устранить потери, но как раз не хватает этих 9 миллионов задолженности от населения.

- А каким образом привлечь людей к решению этих проблем? Может быть, обнародовать информацию о порывах?

- Во-первых, порывы имеют разный характер. Есть порывы, которые надо устранять в первую очередь (например, где-то течет под фундамент и разрушает здание). Кроме этого, многие сети не на балансе ПУВКХ. Люди должны делать это за свой счет и т.п.

Может быть, лучше информировать людей по более «горячему» вопросу – по разногласиям с Управлением труда и соцзащиты по перерасчетам ввиду отсутствия воды, т.е. некачественно предоставленным услугам. Согласно законодательству, мы должны произвести перерасчет там, где мы не даем воду или нарушаем график ее подачи. Мы можем дать в газету данные – по каким улицам произошел перерасчет. Люди прочитают, увидят, если у них не было воды, но по их улицах перерасчет был произведен, то все нормально, а если нет – то надо разбираться.

В любом случае давайте подумаем, спросим мнение людей – надо это им или нет, а потом начнем их информировать.

- Кстати, что происходит с общедомовыми и поквартирными приборами учета воды?

- У нас на складе уже третий год лежат 170 общедомовых водомеров. Нам вначале городские власти запретили их устанавливать, в связи с ветхостью домовых систем (т.е. чтобы не разбрасывать на невинных жителей утечки из дырявых домовых сетей — ред.). Но теперь вопрос улажен, и как только мы найдем на работу сварщика, мы начнем их установку. Конечно, эти счетчики будут установлены, прежде всего, в интересах экономии водных ресурсов. Опыт показывает, что у потребителя сразу возникнут проблемы. Так, у кооперативного дома, где мы установили такой счетчик, было превышение нормы на 30-40%. Т.е. все течи сантехнического оборудования и другие проблемы состояния внутридомовых сетей становятся сразу видны.

Что касается индивидуальных водомеров, то на настоящий момент по частному сектору из 18,2 тысячи абонентов счетчики имеют 5,4 тысячи. По госсектору из 24,1 тысячи абонентов счетчики у 14,3 тысячи.

Считаю одной из главных причин нежелания людей ставить счетчики ту, что их установка в Константиновке непомерно дорогая. Гораздо дороже, чем в других городах. У нас в водоканале это обойдется примерно в 100 гривен плюс сам водомер от 80 до 150 гривен. Т.е. 250, максимум 300 гривен. В Константиновке же фирмы берут за это минимум 400 гривен.

Конечно, есть граждане, которым выгодно не устанавливать счетчик. Ведь норма на полив на сегодняшний день просто смешная – 3,5 литра на квадратный метр поливаемой площади, через сутки, независимо от температуры окружающей среды. В то время как расчетная СНиПовская норма - 15 литров на квадратный метр поливаемой площади при температуре до 39 градусов тепла, раз в сутки. И если температура более 30 градусов, то два раза в сутки. Я пытался повлиять на депутатов, чтобы они повысили норму до СНиПовской, но они отказались. По всем городам области, где есть УВКХ, такие нормы приняты. При этом, при жаре, которая была последние три года, народ не обращает внимания на решение сессии и поливает столько, сколько нужно. У всех, кто живет внизу, в пойме реки, - летом шланги лежат в огородах. Естественно, система на это не рассчитана, поэтому «верхи» всегда без воды. Раньше никто понять этого не хотел. Я снова подготовил письмо руководству города и надеюсь на понимание.

- Я знаю, что многие люди не устанавливают счетчики, т.к. уверены, что с долгами их не поставят на учет.

- Совершенно беспочвенные слухи. Если бы это было так, то это было бы нарушение прав человека. По правилам в любом случае УВКХ обязаны поставить на учет и выдать техусловия (по госсектору бесплатно). Если же есть долг, то предлагается его реструктуризация. Если же человек категорически отказывается его возместить, то воду отключат, а счетчик опломбируют.

- А какова ситуация по канализации?

- В принципе то, что я Вам говорил о проблемах со средствами, техникой, людьми, здесь то же самое, но раз в пять хуже. Учитывая состояние насосных станций, очистных сооружений и т.п. Это боль нашего города.

- Вы монополисты, поэтому по закону должны работать открыто и прозрачно. Взять, например, данные о получаемых и расходуемых средствах. Тем более, по городу идет много разговоров о том, что в водоканале махинации, например, трубы воруются, вместо новых устанавливаются старые и т.п.

- Боюсь, что эти данные я Вам не дам, т.к. они будут однобоки. Полная информация о долговременных программах и т.п. есть только у «Воды Донбасса». Вам надо будет обращаться в нашу головную компанию в Донецке к генеральному директору Александру Николаевичу Алипову.

Беседовал В.Березин.