Счет на тот свет

Printer Friendly, PDF & Email

23 года ЖЭО №1 и другие коммунальные организации начисляют платежи... покойнику. Причем, не по неведению, а вполне “осознанно”
“Помогите с покойника Д. Ивана Григорьевича снять лицевой счет. Ведь он умер в 1983 году”, - такими строчками начинается поразившее работников редакции письмо. Ее автор, назовем ее Мария Петровна, проживает в одном из домов по ул. Горького. В этом же здании находится квартира, где до указанного года жил гражданин Д. На протяжении двух десятков лет ей пришлось лицезреть счета, которые впору было посылать в мир иной.
В советские времена это воспринималось как абсурдное недоразумение. Однако в наши дни большой долг перед ЖЭО № 1, числящийся за бывшим соседом, привел к вполне практическим последствиям. Согласно последней квитанции “Приватбанка” (который обслуживает городские ЖЭО), на 1 августа он составил 795 грн. А в общей сложности покойник “задолжал” ПРЖО, ПУВКХ, теплосети, горгазу и “Коммунтрансу” более 5 тыс. грн. По словам Марии Петровны, на этом основании руководство ЖЭО отказывает жильцам в обслуживании. Мол, за вашим домом большие долги, поэтому и никакого ремонта не получите! Однако, нынешние жильцы, если и имеют долги, то вполне умеренные. Согласно ведомостям ЖЭО, именно задолженность покойника составляет почти половину общедомовой.
Пытаясь добиться справедливости и возобновления оказания услуг, женщина начала жаловаться в различные инстанции. В 2005 г. дошла до прокуратуры, куда написала обращение. Оно было переправлено тогдашнему заму городского головы Александру Шинкаренко, который ответил горрайонному прокурору маловразумительной отпиской. Ее главный тезис гласит, что сейчас в квартире прописана внучка покойного и его супруги (умершей в 1997 г.). Последние двое являлись ответственными квартиронанимателями. Местонахождение внучки - неизвестно. Тем не менее, право на пользование квартирой сохраняется за правнуком Ярославом К., поскольку он несовершеннолетний.
Понять из этих умозаключений, на каком основании коммунальщики тревожат покойного в могиле, невозможно. Почему после смерти Ивана Д. его лицевой счет не был закрыт и переоформлен на еще живую супругу?
- Потому, что она не обратилась с письменным заявлением, - отвечает начальник ЖЭО №1 Павел Науменко, - а сейчас там прописана внучка, но она тоже к нам не является. Вообще, они там давно не живут, и ни за что не платят. Проблема в том, что квартира эта не приватизирована и является госсобственностью. Но забрать ее через суд нельзя, поскольку у прописанной есть несовершеннолетний сын и его права на жилплощадь охраняются законом. Переделывать лицевой счет на себя, чтобы у нее появилась возможность приватизации, гражданка К. явно не желает. Почему мы начисляем плату на ее покойного дедушку? Я вам отвечу, - продолжает Павел Науменко, - без ее обращения мы не можем закрыть лицевой счет Ивана Григорьевича Д. Вот и продолжаем начислять.
В комментарии начальника ЖЭО бросаются в глаза сразу два аспекта. Во-первых, вызывает немалое сомнение, что нельзя аннулировать лицевой счет после смерти ответственного квартиронанимателя, если не обнаруживаются его наследники. Во-вторых, насторожило странноватое отношение к недвижимости внуков покойного. Им что, не нужна двухкомнатная квартира почти в центре города?
- С матерью Ярослава мы давно в разводе, - поясняет его отец Александр К., с которым нам удалось связаться, - где она сейчас, я не знаю. Через год сын достигнет совершеннолетия, но на то, что его пропишут на Горького, я нисколько не надеюсь. Квартира-то  государственная! Возможно, мы и сделаем попытку прописаться и добиться приватизации Ярославом, но сделать это в наши дни... Кроме того, я привык надеяться только на себя и уже приобрел ему добротный дом на пос. Червоный. Что касается ситуации с начислениями на покойника, абсурд и кощунство! Это отсутствие мудрости.
Вероятно, большинство читателей согласится с последним философским утверждением. Юридическую же сторону вопроса комментирует юрист газеты “Провинция” Сергей Стещенко.
- Конечно, ЖЭО и другие организации не имеют никакого права держать лицевой счет и начислять платежи на покойника. Даже в блокадном Ленинграде по домам ходили комитеты, проверяя состояние жилья, и живы ли его хозяева. А у нас в учете сплошной бардак: сами начисляют на покойника, потом сами жалуются на долги населения и “героически” с ними борются!
Добавить к этому, пожалуй, нечего, кроме того, что вышеописанный случай в Константиновке далеко не уникален. Сами коммунальщики признают, что начисление платежей на покойников является распространенной практикой. А значит, до сих пор в Константиновке остается актуальным великое произведение Гоголя. Только современным Чичиковым вовсе незачем въезжать в город N на рессорных бричках. Здесь они могут себе позволить сидеть в чиновничьих креслах.
Р. Кривов.