Районным больницам пришел «кирдык»

Printer Friendly, PDF & Email

В селах Катериновка и Правдовка, в соответствии с пилотным проектом реформирования здравоохранения, о котором долго говорили «большевики», с 1 января 2012 года будут ликвидированы последние из оставшихся в области сельские участковые больницы. На их базе будут созданы для оказания первичной помощи амбулаторные поликлиники с дневным стационаром.

Районные власти мучительно ищут выход из создавшегося положения и предлагают преобразовать эти лечебные учреждения в хосписы и социальные центры, т.е. оказывать медицинскую помощь обреченным и бездомным больным. Но сейчас «обреченным и бездомным» выглядит будущее большинства медработников и жителей этих и близлежащих сел.

Койко-место, или Место на кладбище?

«К нам бегают взволнованные сотрудники катериновской больницы, - говорил, держа слово на аппаратном совещании, председатель райадминистрации В.Беленец. - Они уже дошли и до Донецка. Но окончательное решение пока не принято. Мы уже определились, что все амбулатории в районе остаются. Остаются те ФАПы, в которых обслуживается более 300 человек, остальные будут преобразованы в медпункты. Сегодня борьба идет за участковые больницы, т.к. в законе о реформировании они отсутствуют. Я встречался с медиками и жителями Катериновки. Они не понимают, где будут работать дальше. Больные бабушки говорят, что если больницу закроют, то им вместо койко-мест надо будет готовить ямы на кладбище. Я им объяснил: никто ничего не закрывает, что на базе этой больницы, кроме амбулатории, мы планируем создать Центр управления первичной медицинской помощью. А в 2012-2013 годах, что поддержано Облздравом, мы попробуем переоборудовать отдельную часть зданий под хоспис. Но вопросы, куда девать ныне действующую лабораторию, рентген-кабинет и т.п.,  остаются открытыми. Мы делаем все, чтобы сеть наших медучреждений осталась, хотим сохранить все услуги. Но машина реформ уже запущена»...

Зачинщики. «В борьбе за больницу мы готовы идти к Верховной Раде и стучать «утками»!

Недолго думая, я позвонил в Катериновскую больницу и договорился о встрече с ее сотрудниками на утро следующего дня.

Вечером мне перезвонил исполняющий обязанности главврача больницы К.Бескоровайный (известный депутат горсовета) и сообщил, что завтра утром сельсовет проводит свои сборы по этому же вопросу. Я решил: «Ничего страшного, попытаюсь попасть и на эту встречу!» — и «рванул» на берега Клебанбыкского водохранилища. Представьте мое удивление, когда возле беседки внутреннего двора больницы меня ждали более ста человек! Кроме сотрудников больницы и людей, находящихся на излечении, на встречу с журналистом газеты «Провинция» пришли депутаты сельсовета во главе с председателем, жители Катериновки и близлежащих сел - Иванополья, Клебан-Быка, Плещеевки и др. Пришлось сымпровизировать: «Тренировочный митинг по встрече с теми, кто все это затеял, объявляется открытым!»

Завуч катериновской школы О.Чекалова была конкретной: «У нас учится 103 ребенка. По количеству детей медсестру нам иметь не положено. Но детки слабенькие. Часто теряют сознание, давление скачет, много хронических заболеваний. Среди них всего шестеро здоровы и имеют основную группу по физкультуре. Если закроют больницу, то нам придется на руках везти их в Константиновку, Горловку или Артемовск. Это наша общая боль»

Народ к взрыву готов

И началось. Первой слово, среди возмущенных криков, держала главный бухгалтер больницы, депутат сельсовета Т.Герасименко. Она рассказала историю развития больницы, расположенной в свежеотремонтированном здании (по информации зам. главы райгосадминистрации В.Маринича, только за последние годы на ремонт районом было потрачено 700 тысяч гривен), которая продержалась и выжила посреди перестроечных бурь, развалов предприятий и колхозов, превратившись в серьезное медучреждение с современным оборудованием и стационаром на 30 коек, обслуживающее участок радиусом 35 км. От имени сотрудников и жителей сел Т.Герасименко вручила редакции обращение, в котором говорится: «Если с января 2012 года не будет стационара, - в амбулатории не будет никаких вспомогательных кабинетов (рентген, лаборатория), - то кто поедет в город, кто будет проводить обследования наших больных, сколько дней нужно будет ожидать результатов анализов, каково будет качество и эффективность лечения?... Сотрудники больницы и местные жители надеются, что все, что создавалось по крупицам и было направлено на донесение медицинской помощи каждому жителю участка, не будет разрушено, потому что ломать легко, а вновь создать практически невозможно». Прочитав это воззвание, Герасименко вместе с несколькими медиками вдруг прыгнули в автомобиль и умчались. Мне объяснили, что они поехали к коллегам в такую же закрывающуюся больницу в Правдовке, где в настоящее время также около 100 человек встречаются с тележурналистами из ICTV.

«Тренировочный» митинг продолжался, и один за другим к трибуне-беседке стали подходить взволнованные и откровенно возмущенные люди и высказывать свои тревоги: «Все говорят о возрождении села, а тут опять все, что мы своими силами строили, разрушают. Да, мы старые, отжили свое, но жить все равно хочется. А они нас убивают. Что будет с нашими детьми, внуками?..», «Нас все бросили, главврач вообще уехал на курорт! А предыдущий главврач жизнь за больницу отдал!», «К нашему Шалимову, врачу от Бога, из Кондратьевки, Полтавки приезжают, у него по 50 человек сидят под кабинетом, к кому мы теперь пойдем?», «Сокращают медиков, 30 человек, это же в основном молодые женщины, многие одиночки, у них в сумме 46 детей, в большинстве несовершеннолетних. Куда они пойдут работать, а тут еще и пенсионный возраст подняли!?», «Больницу закроют, а потом придут, скажут, - ваша земля выкуплена, убирайтесь отсюда! Из скольких сел обращаются за медпомощью: рядом водохранилище — ночью, днем, укусила змея, получил рану — в любое время тут же обслужат. Предлагаю подняться всем председателям близлежащих сельсоветов, объединиться районным, областным депутатам и отправить представителя к Президенту, в Верховную Раду, потому что они там ничего не знают!», «А то, что нет денег — так возьмите у олигархов!», «Руководству области и района мы не нужны, они сами сидят и дрожат, чтобы их не сократили. И пока все не поднимемся, как чернобыльцы, ничего не изменится!», «Что они сделают с больницей – так и мы будем за них голосовать!».

Гл.врач В.Листопад: «Я борюсь за сохранение больницы».

Не промолчала и присутствующая на встрече председатель сельсовета Л.Чеснокова: «Нас собирали в райгосадминистрации, объясняли ситуацию, приезжала зам. председателя райсовета Л.Степаненко, все говорят, что реформирование направлено только на улучшение медобслуживания. Но мы и жители села настроены однозначно – не допустить закрытия больницы ни в коем случае. Пусть ее называют как угодно, но койки и рабочие места надо сохранить».

Капитан не сбежал, капитан лечится

Не хранил молчания и ключевой человек во всей этой истории – главврач больницы. Валерий Листопад сам вышел на связь и, несмотря на то, что через несколько часов должен был, по его словам, ехать в Хмельник для лечения позвоночника, поделился своими соображениями: «Я считаю, что в нашей густонаселенной, перегруженной промышленностью области в принципе такие эксперименты недопустимы. Особенно в сельской местности. И, хоть и говорят, что услуги будут более близкие к населению, на самом деле получается все наоборот. Эта оптимизация – простое сокращение. Из 45 ставок у нас останется 12,5. Остальных мне нужно будет выгнать на улицу. По сути, 1 января мы должны будем прекратить отопление и питание больных, сократить штаты. Могут начаться страшные вещи. Это меня возмущает. Ведь таких участковых больниц, как у нас и в Правдовке, в области практически уже нет. По сравнению с подобными больницами в других областях, по оборудованию, квалификации персонала, даже по питанию! - у нас просто коммунизм. Да, останется дневной стационар на 10 коек, но качественное лечение может быть полным и комплексным только на стационаре. Сейчас все хотят возложить на семейных врачей, но ведь есть и такие тонкие позиции, как гинекология, где семейный врач должен выполнять все функции по осмотру беременных женщин, рожениц. Это же очень ответственно... Далеко не каждый поедет в город на консультацию. Не важно, как будет называться это лечебное учреждение, но нельзя устранять рентгеновское обследование при такой ситуации, например, как с туберкулезом...

Если, в соответствии с четырехуровневым обслуживанием по пилотному проекту (1 – поликлинический, 2 - стационарные отделения гор- и райбольниц, 3 - базы при медуниверситетах, 4 - неотложная специализированная помощь) будет найден компромисс и создан хоспис, социальные койки временного пребывания (до полугода), то это будет финансироваться из областного бюджета.

1 ноября будет официально объявлено, кто будет уволен, - продолжал В.Листопад. - У нас всего три пенсионера, для остальных это катастрофа. Мне кажется, что эту реформу придумали люди, которые не работали в практическом здравоохранении. И разве можно слепо копировать иностранный опыт? Например, если уж и оставить одну амбулаторию, то ее надо соответствующим образом оснастить той же минилабораторией, где в экстренном плане можно будет сделать любой анализ крови. Все это очень дорого стоит. Почему все делается не постепенно, почему не создается база, а потом происходит реорганизация? Наши медики – люди-альтруисты, работающие за идею, ведь о деньгах сейчас вообще никто не говорит. Да, по этому приказу я буду уже не главврач, а зав. амбулаторией, ниже оплата, тарифы, ранг. Но и уйдет много организационной нагрузки. Буду работать с пациентами. Есть силы, желание, любовь к профессии – это самое главное. Переживем и это. Россияне проанализировали статистические данные и отказались от таких пилотных проектов, т.к. там, где это было сделано, сразу возросли детская и взрослая смертность. Экспериментировать со здоровьем людей нельзя».

Узнав, что первый заместитель председателя райгосадминистрации Л.Наронова только что вернулась с совещания по медреформированию, мы попросили ее поделиться о последних новостях: «Это было рабочее совещание оргкомитета по вопросам разработки и внедрения реформы системы здравоохранения в области. Нас настроили на нашу зону ответственности - первичный уровень, и мы должны сделать все, чтобы с 1 января никто не ощутил неудобства. Единственное, кто может быть недоволен, так это люди, привыкшие к участковым больницам. Я тоже разделяю беспокойство селян, но они не понимают, что, например, такое большое село, как Белокузьминовка, никогда не имело и не имеет своей больницы. Они будут все равно получать все процедуры и лечиться амбулаторно. Тем более, что теперь городские больницы, куда надо будет ездить, государство обеспечит необходимыми условиями. В области тоже понимают, что это болезненный процесс, и поддерживают идею создания социальных коек, филиала горбольницы, возможно, хосписа, но это будет в 2013 году. А в 2012-м мы можем рассчитывать только на районный бюджет».

От автора. События в Катериновке показали, что реформирование здравоохранения, начатое в трех областях Украины как пилотные проекты, в политическом плане сильно подрывает остатки доверия к власти в канун предстоящих выборов в Верховную Раду. Более того, реальные действия региональных чиновников, послушно выполняющих указания из Киева, как-то не вяжутся с успокаивающими заявлениями людей, стоящих рядом с Президентом В.Януковичем. Достаточно вспомнить заверения первой замглавы Администрации Президента И.Акимовой: "В процессе реформы ни одна больница не должна быть закрыта, ни один средний медицинский работник не должен пострадать»... Сегодня далеко не все согласны с «политикой партии и правительства», например, депутаты Кировского горсовета в Донецкой области на днях не поддержали реорганизацию местной больницы ввиду «нехватки средств и кадрового обеспечения реформы, неясности алгоритма внедрения новшеств, которые, по сути, не несут улучшения медицинской помощи». И потребовали от инициаторов пилотного проекта четких обоснований целесообразности, финансово-экономического расчета, а также подтверждения в сохранении больницы.

У нас же, по последним сведениям, председатель Катериновского сельсовета просто ушла в отставку…

В.Березин.

Comments

несенюк скорее его приватизирует чем закроют :DD это же золотое дно

«Aх, какіє єті украінци добриє люді: і рєвалюція у ніх сплашной канцерт на площаді, і такіє тєрпєлівиє, і рабатящіє, і такіє смішниє, так смєшно разгаварівают — ето даже пріятно слушать! Ім любая хімія і свінєц ніпачом. Ім замєсто бальнички хоспіс арганізовуют, а ані нікаво нє абвіняют. Весёлие. Всякава начальства баятся и слушают. Ані думают что (врєдят )ашибаюца мєстниє власті, а прєзідент про ето нічєво нє знаєт і не ведаєт. Нада к нєму с прашенієм і всё харашо будєт. І аткуда такой забавний народ взялся? А?»

Каков бы ни был "кирдык"-это всегда жутко больно, тем более людям у которых отнимают наследие предков и отнимают современность, слов не хватает для прогнозов будущего. Я знаю очень важные позиции для поселений- места для потомства, здравоохранения и досуга. Исключив  хоть какой-то элемент мы стремимся оказаться в степи без условий существования. И так с каждым днем жить становится все лучше и главное слезно веселее! Таким образом исстребляются народы...главное все как-то  "демократичненько " получается.

 

Конечно, ставить опыты на людях - это верх цинизма. Но меня интересует другой опыт. Сколько голосов получит ПР в этом селе на будущих выборах? Вот это и будет лакмусовой бумагой. Если они получат больше 1%,то, простите, каких больниц и школ вы хотите в будущем?