Закон возмездия

Printer Friendly, PDF & Email
Жорстока розплата –
минуле життя –
і кров постигає. Звіряче виття
уже закушпелило погляд німий
од цих несусвітних страшних веремій.
В.Стус. 1972 р.

У 1992 році вийшла книжка Лариси Васильєвої «Кремлевские жены». Невеличка її глава має таку ж назву, як і ця стаття. Можливо, Васильєва занадто емоційна. Утім, послухайте її:

«Мы отвечаем за все, что было при нас. За каждый свой шаг, каждый поступок.

Лишь слепец — а все мы по-своему слепы — не видит, как ежедневно, ежечасно, ежеминутно действует в живой, страстной и мыслящей природе Закон Возмездия. Воздающий другим, непременно получит свое от этого же Закона.

Ты, жестоко вырубивший на дрова строевой лес, причинивший боль бессловесному дереву, не жди пощады от природы, когда гусеница сожрет всю капусту в твоем огороде, град побьет все посевы и тля выест кустарник.

Ты, на лету подбивший птицу, не жди, что боль в печени, вызванная злыми бактериями, жившими в съеденном тобой мясе, пройдет бесследно, просто так, — она изведет твои бессонные ночи.

Ты, выкачавший нефть из недр земли, настроивший АЭС, отравивший воздух вредными газами, не сомневайся — землетрясения, наводнения, смерчи, чернобыли накажут тебя по заслугам. Ты, обманувший или укравший, солгавший или обидевший, будь уверен, предательство друга, измена любимой — не что иное, как заслуженная кара, настигшая тебя по Закону Возмездия.

Согласно ему действуют все законы природы. Согласно ему Божья Воля вершит ваши дела. Первые же люди, которые научатся понимать этот Закон и по мере возможности регулировать свои мысли и поступки, руководствуясь его принципами, будут первыми на пути к абсолютной истине.

В истории человечества Закон Возмездия действует с такой потрясающей последовательностью, что диву даешься — как же этого никто не замечает?!
Большевики, вошедшие в Кремль, начали с того, что расстреляли царскую семью. У большевиков в 1918 году был свой резон: они свершали никем не порученный им Закон Возмездия. Расплачивались с царем и «его отродьем» за все романовские преступления. Разумеется, их хватало. Однако взявшие на себя роль исполнителей Закона Возмездия, автоматически сами попали под его действие.

И получили как исполнители по Закону Возмездия. Ни один из них не знал покоя и счастья на этом свете. Если есть Тот свет, с ними и Там разобрались.

Но главные распорядители, главные «творцы» убийства — где они? Закон Возмездия, словно потирая от удовольствия невидимые руки, начал с главных. Не забыл и второстепенных. И захватил с собой невиновных, точно так же, как в случае с царскими детьми.

Уже через месяц, чуть больше того, Закон Возмездия начинает показывать себя. 30 августа 1918 года не мстительница-монархистка, не родственница царя, а тоже революционерка, эсерка Фанни Каплан стреляет в Ленина. Пули отравлены.

В этот же день 30 августа убивают соратника Ленина Урицкого.

В марте 1919 года внезапно умирает Яков Свердлов, Председатель ленинского Совнаркома, подписавший приказ об убийстве Николая Романова вместе с семьей. Сегодня ходит слух, что его разорвали на части рабочие. За приказ — расстрелять царя. В этом еще времена разберутся.

В октябре 1920 года умирает от холеры Инесса Арманд — сильный удар в сердце Ленина.

Сам он тяжко заболевает в 1922 году, и в несколько приемов болезнь доводит его до полной недееспособности. 21 января 1924 года Ленин умирает.

Троцкий, загнанный, как заяц, сталинскими интригами, выброшен за границу, и там его все же настигает ледоруб Рамона Меркадера, посланца Сталина.

Тридцати лет от роду, от брюшного тифа в 1926 году умирает сильная и здоровая Лариса Рейснер.

20 июля 1926 года смерть косит «железного» Феликса Дзержинского.

Дальше, дальше... дальше — больше.

Каменев, Зиновьев, Бухарин, Радек, Рыков — несть им числа — бьются, сгибаются перед Сталиным, пытаются выпрямиться, сгибаются опять...

В декабре 1934 года в Ленинграде убивают Кирова, такого же, как и все, большевика, ничем не лучше других, и не хуже. И Сталин, возможно организовавший это убийство, а возможно и нет, использует его для своей расплаты.

Тухачевский, Якир, Блюхер, Гамарник, Уборевич, Постышев, Косиор, Косарев, и дальше, дальше, дальше — разматывается сталинское лассо, захватывая все большее и большее количество преступников перед народом, захватывая и сам народ, истребляя его.

«Подошел тридцать седьмой год. В безумии доносов, разбирательств, арестов, шпиономании, всеобщей подозрительности жила страна, и, прежде всего, кремлевский двор. Каждый день кого-то брали, и никто не знал, кого возьмут завтра.

Тридцать седьмой год — кара за семнадцатый? Сталин, наказанный по Закону Возмездия долгой жизнью, Сталин с его страшной манией преследования, развивающей сухорукостью, низкорослый — при грандиозных амбициях быть и казаться выше и лучше всех, с таинственным убийством-самоубийством жены, с осиротевшими, обезумевшими от вседозволенности и жуткой строгости отца детьми, с паранойей, ставшей государственной нормой поведения, великий Сталин, одиноко умерший в своей кремлевской клетке под неслышные проклятия миллионов обездоленных рабов, под звуки фанфар во славу себе.

Его сатрапы — Ягода, Ежов, Берия — говорить о них не хочется. Его верное окружение — Каганович, Калинин, Молотов, Ворошилов и т. д. Разве не получили они своего в той или иной мере, в том или ином виде: кто — попранием чувства собственного достоинства, кто — тюрьмой для жены или тещи, кто — от деток своих. И каждый расплатился — страхом. Безудержным страхом — перед возможностью выпасть из кремлевского круга.

Хрущев, пришедший свалить колосса, зарвавшийся во вседозволенности нелепых реформ и полумер, в итоге сброшенный с трона своими же приспешниками.

Брежнев — добродушное нечто, тяжко больной, преодолевающий боли ради никому не нужного руководства страной, «великий летописец» неизвестно чего, предмет насмешек и стыда растущего в его время поколения.

Андропов, с задатками сильного человека, в тиши брежневского правления тихо перетерший зубами диссидентское движение, будучи главой КГБ, и на один лишь год ставший у руля, чтобы умереть под шорох сплетни: «Говорят, что жена Щелокова, соседка Андропова по лестничной клетке, выстрелила в него, боясь разоблачений в коррупции, рана была смертельной».

Черненко, почти уже умирающий, но жаждущий все же прикоснуться к рулю.

Наконец, герой вчерашнего дня, Горбачев, пытавшийся впрячь в одну телегу коня и трепетную лань, капитализм и социализм, не выяснив, кто из них конь, а кто лань».

Я міг би продовжити перелічувати тих, хто пройшовся своїми брудними черевиками по душах людей. Я міг би згадати, як хвиля за хвилею наступні кати знищували попередніх. Я міг би згадати одного з місцевих керівників, за жорстокість і несправедливість до підлеглих, неминучий Закон Розплати «винагородив» його передчасною смертю дітей. Але не можу згадати жодного випадку, коли б Закон Розплати когось оминув.

Отже, одразу звернусь до реалій мого міста. Прийшли до влади ті, які позбулись совісті, як видаленого апендиксу. Я вірю, що неминучий Закон Розплати змусить спокутувати свій гріх тих, хто перетворив Костянтинівку у сміттєзвалище, турбуючись лише про власні кишені. Їм буде тяжко, сумно і гірко доживати свій вік. І не допоможуть їм награбовані гроші від невиплаченої зарплати та від продажу металобрухту. Не допоможуть їм ані гривні, ані долари, як не допомогли спійманому на гарячому в отриманні хабара заступникові голови міста. Цей Закон Розплати, як і завжди, зачепить і невинних – дітей їхніх і онуків.

І здебілізовані нащадки зруйнують їх могили, добуваючи залишки цього ж металу, і понесуть його, крадучись і оглядаючись на приймальний пункт, який, як і зараз, існуватиме тільки завдяки «кришування» місцевої влади. А хабарницькі гроші, за надання в оренду міської землі, за встановлення ларьків з продажу горілки, спалить інфляція. І будуть їх, немічних, зневажати власні онуки так само, як зневажали вони городян міста, в якому у свій час дорвались до влади.

У брежнєвські часи, спостерігаючи за людьми, письменники брати Вайнери писали: «Люди измучены растворенной в них энергией ненависти, ее тяжкое бремя обессилило их. Они неосознанно мечтают освободиться от нее. И однажды пламя этой ненависти вспыхнет, затмив солнце своим неистовым полыханием. Придет умытая кровью злоба и с криком кинется на людей. История людской жестокости померкнет, ибо энергия ненависти не переходит в другие формы, пока не выжжет все дотла. Обиталище этой неслыханной энергии станет пустыней. Конец света. Наверное, это и будет Армагеддон».

Наша сучасниця, українська письменниця Марія Матіос, зауважила: «Та, зрештою, люди ніколи й нікому не встигають ані подякувати за добро, ані відплатити за свої образи. Нікому. Навіть собі. І майже ніколи не є навпаки». Так, люди не встигають, натомість Закон Розплати встигне, і зробить все вчасно.

Я вірю в цей Закон Розплати. Я вірю, що він наздожене цих сьогоднішніх ненаситних у нашому місті. Він дожене їх і за розкрадання міської землі, і за зомбування молоді гральним бізнесом. Він змусить пожалкувати за спиляну рощу біля п’ятої лікарні, і тих, хто пиляв, і тих, хто надав згоду на таке варварство. Цей Закон Розплати не забуде про знищення «Автоскло» та інших підприємств і розрахується з тими, хто отримав зиск від цього. Він не залишить поза своєю увагою і депутатів, які служать не народу, а по-холуйськи новоявленому панку і голосують за усі його забаганки, незважаючи на закон і потреби громади. І не сподівайтесь, люди, що вони колись наситяться. Вони будуть жерти доти, поки неминучий Закон Розплати не змусить їх луснути. І розлетяться їх вонючі тельбухи, і очиститься земля від їх поганого духу.

ЯРОСЛАВ. Yaroslav38 [at] meta.ua