Весточки от отцов спустя 70 лет

Printer Friendly, PDF & Email
До сих пор кровавая мясорубка Сталинградской битвы продолжает открывать свои страшные тайны. Благодаря В. Р. Яблонскому и энтузиастам-россиянам удалось найти новые сведения о жителях нашего края, навсегда оставшихся лежать в той, пропитанной кровью, земле.


Владимир Романович из обожженного войной поколения. Он родился прямо перед приходом в Константиновку фашистов — 9 августа 1941 года в здании, где до войны было медицинское училище, а потом роддом (сейчас этот дом можно увидеть в районе остановки «Бутылочный завод»).

Его отец, Роман Леонтьевич Яблонский, приехал в наш город в страшном 1933 году, убегая вместе с сестрой (родители и брат умерли от голода) из Киевской области. В 40‑м году сошелся с Натальей Калмыковой (из раскулаченных брянских крестьян). Вскоре в молодой семье появился на свет маленький Володя. Мать почти сразу после родов вернулась на работу в завод «Автостекло». Роман приносил ей сына на обеденный перерыв, чтобы та кормила грудью.

На фронт отец ушел добровольцем, с торжественными проводами из клуба «Металлург». Ушел, чтобы никогда не вернуться и остаться в памяти Владимира только на единственной пожелтевшей фотографии и в рассказах мамы.

Узнав, что отец пропал без вести, Владимир Романович с 90‑х годов занялся активными поисками могилы родителя. Поиск затруднялся тремя взаимоисключающими записями в картотеке Книги Памяти: 1. Пропал без вести в боях под Сталинградом. 2. Погиб в бою под деревней Ерзовка. 3. Умер от ран в Омске в эвакогоспитале. Но, несмотря на чиновничьи преграды, Яблонский все же нашел могилу отца на перенесенном госпитальном кладбище в Омске, где Роман Леонтьевич умер от ран, полученных в боях на Сталинградской битве. В 2008 году Владимир Романович, при помощи омского краеведа Владимира Филиппова, сумел даже установить на могиле скромный солдатский монумент.

Но, как оказалось, этим поисковая работа Яблонского не закончилась. Во время посещения деревни Ерзовка, где отец получил смертельное ранение, Владимир Романович неожиданно открыл для себя целый мир людей и музеев, которые бережно хранят память о боях под Сталинградом, ставших для сотен тысяч солдат последними боями. В школьном музее описан боевой путь 231 стрелковой дивизии, где служил отец, есть списки ветеранов и их родственников, с которыми ведется переписка. Занимаются этим ребята из волгоградской общественной организации «Потомки павших на войне». Через них Яблонский вышел еще на одного энтузиаста поисковой работы — руководителя Волгоградского областного муниципального учреждения «Мемориал» Галину Орешникову.

Как только Галина Анатольевна увидела Яблонского и узнала, что он из Константиновки, она сразу поделилась новостью: недавно нашли останки воина, в солдатском медальоне которого сказано, что это лейтенант Эдигер Иван Дмитриевич из Константиновки Донецкой области. Для В. Яблонского, многие годы проработавшего в структурах Константиновского района (последнее место работы — представитель областного теруправления по охране труда), это был шок. Ведь он знает Ивана Ивановича Эдигера, жителя Александро‑Калиново, многие годы. Это известный в районе человек, работавший до пенсии бригадиром тракторно-полеводческой бригады. Да и его погибшего отца И. Д. Эдигера в районе хорошо помнят как председателя колхоза в селе Тарасовка. Известие о том, что их отцы вместе воевали и пролили кровь на одной земле, до слез растрогало не очень уж и эмоционального Владимира Романовича.

По рассказу бывшего директора музея Сталинградской битвы Бориса Григорьевича Усика, под деревней Ерзовка погибло более чем 15 тысяч воинов. В сентябре 1942 года, когда враг вышел к Волге, здесь надолго закрепилась линия фронта. Три армии (Первая гвардейская, 24‑я и 66‑я) были брошены в бой на прорыв к Сталинграду, чтобы спасти 62‑ю армию, непосредственно обороняющую город. Брошены поспешно, прямо с марша, без поддержки авиации, артиллерии и танков, брошены на верную смерть.

И они бились насмерть, не отступив ни на пядь. В конце концов эти воинские подразделения просто прекратили свое существование, ведь в живых остались всего несколько сотен человек.

Как потом оказалось, это был отвлекающий маневр, скрывающий главный удар, который начался 17 ноября того же года значительно западнее этой местности и закончился окружением и полным разгромом армии Паулюса.

Сталинградские молодые следопыты, работающие под девизом «Кто, если не мы? Когда, если не сейчас?», не теряют надежду, что память о подвиге останется в веках. И, благодаря таким поисковикам, теперь в константиновской Книге памяти в информации о Р. Яблонском и И. Эдигере словосочетание «пропал без вести» должно быть исправлено на «геройски погиб в боях под Сталинградом».

Владимир Романович привез список константиновцев из музея 231 стрелковой дивизии, где воевал его отец, о которых есть сведения как о погибших или пропавших без вести в тех боях. Все они были призваны Константиновским городским военкоматом: Газаренко Я. И. 1902 г. р., Евдокимов К. Р. 1906 г. р., Измайлов Е. Т. 1910 г. р., Кирилочкин А. И. 1903 г. р., Медведев И. И. 1908 г. р., Нашпур И. Н. 1906 г. р., Панков И. Г. 1902 г. р., Харьковский А. И., Шкребец И. Е. 1912 г. р., Яковлев С. Г. 1911 г. р., Тягин Ф. Г. 1912 г. р.

Р. Яблонский приглашает родственников, знакомых или соседей, которые знали этих людей, обменяться более подробной информацией. За справками обращаться по тел. 42847 после 18.00 или 80505241596.

В. Березин.