Пока Константиновка спит, Артемовск выбирает концессию

Printer Friendly, PDF & Email
Иногда кажется, что наши городские власти живут как на острове. Варятся в собственном соку, совершают ошибки в принятии решений, наступают на одни и те же грабли, будто нет опыта других городов, не говоря уже о странах. Сбросив почти всю коммунальную сферу на плечи «областному дяде», отцы города фактически самоустранились от решения коммунальных проблем города и горожан. Но сами собой проблемы не хотят «рассасываться»! Напротив, от времени они только крепчают, становятся «забористей». И пока власти благодушествуют, город по уровню коммунального сервиса тихо погружается в коммунальное болото. Для многих домов, стоящих с залитыми подвалами, это уже не выглядит преувеличением…
 

Или взять хотя бы «каламбур», который происходит в нашем горсовете по поводу освобождения предприятий, оказывающих коммунальные услуги, от уплаты судебных сборов при подаче исковых заявлений на задолженников. Горгазу мы в такой льготе категорически отказали, а вот любимому детищу мэра, частной компании Комэнерго, — предоставили. Где, спрашивается, логика?

И подобных вопросов — пруд пруди. «А что делают в этом плане наши соседи, например, артемовцы?» — подумали мы и обратились с вопросами, на которые не могли найти ответ в родном городе, к первому заместителю артемовского городского головы Сергею Гончарову. Сергей Владимирович радушно нас принял, поэтому мы говорили далеко не только о госпошлине. Случайно или нет, в это же время в кабинете С. Гончарова оказался и заместитель мэра Краматорска Станислав Захаров, поэтому беседа получилась интересной и обстоятельной.

— Какова ситуация по льготам на госпошлину в Артемовске?

— Мы на протяжении нескольких лет предоставляли такие льготы всем предприятиям жилищно-коммунального хозяйства. Но когда посмотрели результаты работы, оказалось, что местный бюджет недополучает значительные средства. Мы оговорили, что ежеквартально каждое предприятие будет передавать нам отчет, сколько было рассмотрено таких дел, как они закончились и какая работа ведется исполнительной службой. Оказалось, что возмещение долгов с потребителей предприятиям происходит, а в городской бюджет ничего не поступает. Поэтому, проанализировав ситуацию, мы поняли, что нас просто «надувают», и в прошлом году решение о предоставлении льгот было отменено. При этом Теплосеть и другие службы, как занимались, так и продолжают заниматься взысканием задолженностей.

В этом году, подробно обсудив эту тему, видя, что процент проплат населения за услуги начал падать и по прогнозам снижение будет продолжаться, мы решили вернуться к вопросу предоставления льготы на госпошлины по искам. Мы решили, что надо все же поработать с нашими предприятиями и, при условии возмещения в бюджет, дать им эту льготу. На ближайшей сессии это решение будет принято. Необходимо ускорить процесс возмещения задолженности. Ведь чем дольше срок подачи иска, тем меньше по сроку давности долг. И все это ложится на предприятие.

— Мы знаем, что еще с 2000 года Артемовск забрал Теплосеть из областной собственности в городскую. А в 2007 году передал ее в концессию дочерней компании литовской группы Е-Energija ООО «Артемовск-Энергия». Каковы причины такого решения?

— Скажу сразу, наша Теплосеть не была худшей в области. У нас была хорошая программа, по которой мы проводили замену оборудования. У нас не осталось котлов с малым кпд, мы внедрили когенерационные установки. Но была проблема, свойственная всем — отсутствие финансирования. Ценовая политика государства, особенно по тарифам на газ, когда цены поднимались задним числом, а регуляторные акты, проводимые каждые 2‑3 месяца, постоянно запаздывали по возмещению, «свалила» предприятие в долговую яму (налоговый залог). Приходилось приобретение гвоздя согласовывать с налоговой администрацией. Мы занимались только погашением задолженности по энергоресурсам.

Начали рассматривать вопрос привлечения инвесторов, вести переговоры со многими компаниями. Было трудно, т. к. инвестиция сама собой подразумевает механизм возврата вложенных денег. Однако, другого пути в этих условиях не было. Единственное, в чем мы сомневались, — на какой период ее лучше отдавать (в конечном итоге отдали на 40 лет, — ред.). Кроме этого, мы сделали независимую экспертную оценку предприятия и увидели сколько стоит наша Теплосеть на сегодняшний день. У нас была программа оптимизации и мы видели, как провести санацию предприятия, какой ресурс нужно вложить, чтобы оно экономически нормально работало.
 

Зам. краматорского городского головы С. Захаров: На сегодняшний день существуют только три формы собственности, в которые передаются предприятия: аренда, концессия и оперативное управление (лизинг). Последнее сразу убирается, т. к. это не предусматривает серьезных инвестиций. Аренда отпугивает инвесторов в плане арендной платы. Да и западные фирмы идут только на концессию, т. к. в их странах есть опыт концессии, а нет опыта аренды. Хотя и при концессии существует концессионный платеж, который, по сути, является той же арендой.

— Как определились с фирмой?

— Это было сделано не сразу. Около 9 месяцев шла только работа с потенциальным концессионером по возможности зайти на наш рынок. За 60 дней было дано объявление о конкурсе, сделали оценку имущества, провели мероприятия по привлечению инвестора. Пришел первый концессионер из Прибалтики. Я был председателем конкурсной комиссии, мнение которой раздвоилось 50 на 50. Но меня смутил факт, что участник конкурса не смог подтвердить банковскими гарантиями, что у него есть сумма инвестиций, которые он предполагает вложить. Поэтому я проголосовал против и мой голос был решающим в том, что эта концессия не состоялась. Мы пошли на новый виток, потеряли год, но не «пороли горячку».

Пришла другая, теперь уже известная литовская компания «Энергия». Европейский Банк реконструкции и развития дал гарантии, что у них есть инвестиции и что они готовы их вкладывать. И мы подписали концессионный договор.

— И как они себя показали за время работы?

— Надо сказать, что, зайдя на наш рынок, они были очень многим просто шокированы. Прежде всего, нашим законодательством. Дело в том, что у нас до момента подписания были совершенно другие суммы по налогам, штрафам, пеням. Чтобы вывести из налогового залога Теплосеть, новое предприятие должно было внести соответствующую сумму. Причем, эту сумму они вносили, как только подписали договор, до принятия решения сессии. Т. е. они наперед проплатили порядка 7,4 млн гривен за то, чтобы вывести предприятие из долгов, хотя первоначально сумма называлась 4,6 млн, т. к. за время наших переговоров на 3 млн увеличились штрафы и пеня.
Они возмущались: «Эти 3 млн у нас не зарезервированы», но заплатили — это был первый платеж по выведению предприятия из налогового залога. Затем, в соответствии с концессионным договором, они обязаны за первые 3 года вложить не менее 23 миллионов гривен. Сумма расписана по месту и времени вложения инвестиции. Но они пока заплатили еще 3 миллиона, чтобы подписать договор по газу. Мы не скрываем, что на сегодняшний день «Артемовск-Энергия» не выполняет план своих инвестиций. Поэтому, со стороны горсовета была масса писем в адрес учредителей компании о том, что если они до конца этого года не выполнят утвержденный план инвестиций, то мы вынуждены будем начать процедуру передачи предприятия обратно городу.

С. Захаров: А как потери будете компенсировать?

— Там посмотрим. В договоре сказано, что по выходу через 40 лет из концессии, все, что они наработают — техника и т. п., безвозмездно передается городу. Даже если приобрели новое.

— Что можно сказать о качестве предоставляемых услуг?

— Нужно сказать, что когда мы проводили аудит, то не все учли. В концессию взяты с Артемовском и Соледар, входящий в территориальное подчинение Артемовскому горсовету. А Соледар очень проблемный город, особенно в связи с нехваткой воды. Поэтому, основные инвестиции по трассам, трубам и т. п. были направлены на этот город. В этом году по теплу планируется полностью решить вопрос по Соледару.

По услугам мы ожидали ликвидацию долгов за энергоносители, внедрение инвестиций в модернизацию производства и первые 3 года не повышать тариф. Но в договоре оговорено, что повышать тариф возможно только в случаях: 1) если растет цена на газ, электроэнергию, воду не по их вине; 2) при росте минимальной зарплаты. Поэтому тарифы поднялись. Анализ показал, что у нас не самые высокие тарифы в области — 7,14 гривны за квадратный метр. Хотя в том же Часов-Яре, где Теплосеть областного подчинения, — 8,42 гривны (как и в Константиновке — ред.).

— Какова ситуация с автономным отоплением?

— Это один из самых проблемных вопросов. С «Энергией» в договоре был оговорен пункт о том, что мы не будем давать разрешение на автономное отопление. Но они обязаны в связи с этим сделать схему оптимизации сетей. Мы должны четко видеть и информировать граждан — где и что можно ставить по отоплению. Если «концевые» дома, — то мини-, модульные котельные или же индивидуальное отопление. Или, например, есть дома, где более 50 % жильцов уже установили индивидуальное отопление. Значит, мы должны сказать, что убираем стояки и остальным единичным потребителям даем разрешение на индивидуалку (если ветераны, льготная категория, — то будем делать за бюджетные деньги). Кроме этого, мы должны знать технические возможности по газу и электроэнергии. В настоящее время мы выдаем разрешение на установку автономного отопления, но в нем оговорено, что перед этим квартиросъемщик должен выполнить 15 позиций: 1) провести общее собрание жильцов и составить протокол о том, что все жильцы дома согласны уйти от централизованного отопления; 2) разработать проект; 3) согласовать условия. И только девятым пунктом идет отключение от централизованной системы. Конечно, бывает так, что население при помощи частных фирм незаконно отрезается. На них подают в суд. Наша позиция состоит в том, что каждый имеет право написать заявление на установку, а дальше должно быть разбирательство и расчет, каким образом будут возмещены потери Теплосети.

— Было ли просчитано, что выгодно для простого потребителя — автономка или центральное отопление?


— Да, но переубедить людей практически невозможно. Приходите в понедельник на любой мой прием. Каждую неделю 5‑6 человек идут по индивидуальному отоплению. Я рассказываю, что хороший котел и раньше стоил немалые деньги — до 10 тысяч гривен, сегодня стоит с установкой в 3‑комнатную квартиру до 18‑20 тысяч гривен. Даже если посчитать по нынешнему тарифу, то срок окупаемости 5‑6 лет. С учетом качества нашей воды, всего остального, через 5 лет его надо будет менять, а может быть и не только его. Так что дешевизна автономки — вещь спорная. Но приэтом мы должны говорить сегодня и о безопасности. Кто обслуживает эти котлы? Да, формально у жителей есть какие‑то договора с организациями, но эти частники в жизни не придут бесплатно, как Горгаз, например, тягу проверить. И мы боимся, во‑первых, по поводу угарных газов, во‑вторых, мы опасаемся взрывов, что сейчас частенько бывает в Украине. С 2003 по 2007 годы мы выдали разрешение 3,5 тысячам жителей, это около 10 % потребителей.

С. Захаров: У нас само государство поступило глупо. Когда мы общались на семинаре в Алуште с англичанами, то они с удивлением узнали, что у нас все квартиры приватизированы. Они не понимают — зачем, ведь у них это делают только в крайнем случае. «У нас для этого нет средств», — говорят. Поэтому в Англии только 20 % жилья приватизировано. Англичане говорят, что нас обманули, будто в Европе все приватизировано. Ведь никто не знает, что будет дальше, как смогут получать жилье молодежь, инвалиды. «Вы что, такие богатые, чтобы новые дома строить?». Т. е. мы взяли госжилье и раздали людям на халяву, а теперь не знаем, что делать. Главное то, что сейчас за дом не должны отвечать ни местные власти, ни государство — это фактически частный дом и жители должны объединиться, ставить счетчики и т. п.. И сказать себе — ребята, давайте экономить, давайте ставить на каждый радиатор терморегулятор, утеплять трубы в подвале и на чердаке тряпками, фуфайками и т. п. Лишь бы устранить потери и экономить собственные средства.

— В этом плане естественный вопрос: как в Артемовске с кондоминиумами (ОСМД)?

— Сложно. Мы создали специальный отдел из двух человек по этому вопросу. Провели не одно собрание. Ежемесячно проводим до 30 собраний по потенциальным кондоминиумам, которые практически на стадии создания. Но с другой стороны, каждый ОСМД требует того, что оговорено в законе — первого капитального ремонта. Но ведь мы 20 последних лет вообще не делали капремонты! (С. Захаров: «В Краматорске тоже»). И сегодня нас настраивают на то, что мы не обязаны это делать. Это тема государства. Государство дало шанс людям приватизировать жилье и должно дать финансирование для проведения этого капремонта. Мы пошли по другому пути — горсовет принял решение, что при создании ОСМД жители этого дома просто должны выбрать два самых проблемных и затратных конструктива. Например, кровля, подвал или вода, отопление. И мы за счет средств местного бюджета или госпрограммы сделаем это.

С. Захаров: Кстати, какова ситуация сейчас с домовыми водомерами?

— По методикам Водоканал сделал внутридомовые водомеры и первоначально разбрасывал показания на жильцов. Когда мы увидели, что суммы пошли по 500 гривен на бабушек и дедушек, то запретили им это. Мы сказали: давайте вернемся к тому, что у вас было нормой. И сегодня все делается по норме. Т. е. у кого нет приборов учета, они делают начисления по норме. Фактически получается, что домовой водомер — их технический прибор. В принципе, он нужен для того, чтобы фиксировать потери по дому. Если они обнаруживаются, то идет поиск порывов по дому и т. п.

С. Захаров: Мы в Краматорске тоже приняли на это дело мораторий и используем домовой водомер как технический учет воды.

— Как обстоит дело с обслуживанием внутридомовых сетей?

— На сегодняшний день есть четкое разграничение между использованием внешних и внутренних домовых сетей между жилищными и эксплуатационными организациями. Т. е. водоканал и Теплосеть до обреза здания работают над своими сетями, а дальше ЖЭКи.

— Определен ли исполнитель услуг?

— Да, первоначально мы определили его не до батареи, не до крана, а сделали разграничение: до обреза здания или прибора учета исполнителем услуги является Теплосеть и Водоканал, а после — другой исполнитель услуги (жилищная организация).

Когда наш Водоканал входил в областную структуру, то они это решение оспаривали. Подавали на нас в суд, были не согласны с тем, что мы определили их исполнителями услуги (хотя и частично). Но по закону мы вправе это делать. Тем более они на сегодняшний день монополисты.

Однако, мы сегодня ведем работу с «Энергией», чтобы они через 3‑5 лет взяли обслуживание до батареи. И они с этим по Соледару уже согласились. Сейчас работаем над пилотным проектом на одном из микрорайонов Артемовска. И если состоится концессия с Водоканалом, то одно из условий будет, чтобы они взяли все до крана.

Беседовал В. Березин.

Министр ЖКХ Украины А.Кучеренко:

— В Артемовске ООО «Артемовск-Энергия» подсчитало, что замена котлов и утепление сетей не приведут к экономии, если только не произвести энергосберегающие мероприятия в домах, где теряется до 50 % тепла. Тогда совместно с мэрией был разработан проект по утеплению домов одного района, реализация которого позволила бы снизить потери тепла до 10‑15 %.

Деньги на модернизацию теплосетей выделяет концессионер, а на реализацию пилотного проекта «Теплый дом» нашли 86 млн гривен, из которых 50 % профинансировал местный бюджет, остальное — частные инвесторы и жители домов. Причем, для жителей это была вполне подъемная сумма — около 1,5 тыс. грн. с каждой квартиры. Окупаемость такого проекта — семь-восемь лет. Это конкретный пример, когда в городе работает эффективный концессионер.

В среднем по Украине на модернизацию одного 5‑этажного дома требуется около 1 млн грн. Исходя из того, что в Украине 230 тыс. домов, всего необходимо порядка 230 млрд грн. Я обещаю, что мэр, который первым ко мне придет с желанием осуществить аналогичный проект, получит в поддержку деньги из госбюджета.