Сизифов кондоминиум

Printer Friendly, PDF & Email
История Анатолия Платонова, жильца дома № 23 по улице Циолковского, — отнюдь не банальная хроника сражения с коммунальными службами, а чуть ли не история смены его взглядов на жизнь. В процессе войны Анатолий Владимирович, бывший шахтер и опытный человек, пришел к выводу, что созданием комфорта только в собственной квартире проблем не решить, многоэтажка — это тоже общежитие и нужны объединенные усилия всех жильцов, чтобы навести порядок в доме.
 

Сам Анатолий Платонов — бывший житель Донецка. Четыре года назад он переехал в «зеленый маленький городок», каким ему представлялась Константиновка, чтобы пожить на пенсии в покое и тишине после тяжелой трудовой биографии. Дом, где мужчина присмотрел себе жилье, оказался проблемным.

Эта та самая пятиэтажка, в которой в советские времена на первом этаже располагались известные всему левобережью «Кулинария», пивной бар и детское кафе, изготавливавшее вкуснейший молочный коктейль. С тех давних пор «кулинарные» помещения были выкуплены и уже насколько раз сменили свое назначение — от кафе «Скорпион» до игрового зала, до обосновавшихся здесь же пары банков и строящейся сейчас пиццерии. А проблемы дома только росли, так что жители в итоге получили стандартный набор — подвал, кровля и коммуникации требуют ремонта и замены. Узнав об этом, новый жилец не испугался: «Я хороший организатор, никогда не сидел сложа руки, я со всем справлюсь постепенно, как говорится, всех «победю». Анатолий Платонов взялся за дело и увяз в бюрократической переписке.

— За эти годы я получил репутацию самого скандального жильца, — рассказывает Анатолий Владимирович. — Жалобы шлю во все инстанции, от ЖЭКа и прокуратуры до администрации Президента. Думаете, на голову болен? Я просто не могу жить в такой клоаке!

После работы в шахте у меня слабые легкие, металлургический завод «наградил» хроническим бронхитом, а в доме невозможно дышать, вместо подвала — выгребная яма. Первые этажи у нас заняты под кафе, игровые залы — это частная собственность. Их обитатели повырезали все вентиляционные вытяжки, предусмотренные проектом, которые шли прямо из подвала на крышу и были в каждом подъезде. А под домом плещется бассейн с нечистотами, которые к нам выдавливает от верхних домов. Получается, что высохнуть эта «красота» без какой‑либо вентиляции не может, и жить нам с этим предлагают до скончания века. В трех подъездах входы в подвал замурованы наглухо, поэтому хоть запаха там нет. В моем же — единственный вход в подвал для обслуживания коммуникаций, так что все миазмы идут наверх. На лестницах вонь — как в общественном туалете, тучи комаров, страшные зеленые мухи. В квартире обстановка не лучше — мебель, карнизы, вещи, которыми долго не пользуешься, начинают вонять дерьмом. В нашем же подъезде — щитовая, которая уже горела однажды и которую вот-вот опять зальют нечистоты.

Помимо этой и другие острые проблемы. Например, мы все дрожим из‑за газовой трубы, она в ужасном состоянии, не дай Бог какая искра, — и все. А есть еще и электрокабель. Дом когда‑то питался от двух кабельных линий, одна сгорела. Теперь все 120 квартир с их кондиционерами, электрочайниками и обогревателями и частные структуры на первом этаже «сидят» на одном кабеле, хотя по идее предприниматели должны провести свой собственный электрокабель, как уже сделала пиццерия. А пока у нас напряжение всего 180 вольт, зимой котлы, у кого они есть, не включаются, аварийку вызываем трижды в месяц. Хозяин этих помещений (нынешние их обитатели — арендаторы), менять кабель не собирается. Я поднял на ноги все областные инстанции: Облгаз, Облэнерго и областных водоканальщиков. Все говорят, что их зона ответственности не распространяется на домовые коммуникации, это забота ЖЭКов, а теперь уже и «Комэнерго». А Облэнерго вообще вдруг заявило, что наш кабель пропал, это жильцы, оказывается, находятся на кабеле частников. Я к мэру обращался, во дворе проводили совещания коммунальщиков, приедут — уедут, говорят, нет денег.

Впрочем, мои жалобы дали таки результат: мне над квартирой, единственной во всем доме, перекрыли крышу, даже закатали яму около подъезда, как говорится, чтобы не «гавкал». Еще ЖЭК помог, дал краску и маляров для ремонта подъезда. Я собрал с жильцов деньги на материалы и полтора месяца был с рабочими на ремонте. Не все нам рвались помогать, некоторые соседи ворчали, но теперь‑то в подъезде порядок.

Однако все это — косметические меры, я все думал, переживал, как же быть с подвалом и с кабелем? Постепенно стало доходить, что надо и других к своей работе подключать, организовать соседей, ведь надеяться люди могут только на себя. Вот я и пришел в «Комэнерго» с предложением создать в доме ОСМД. Тогда сами будем решать проблемы, а не помощи от чиновников ждать. В «Комэнерго» эту идею приняли без особого восторга, но, зная мою репутацию человека упорного, согласились и пообещали дать пакет документов для оформления. Пока суть да дело, сделали меня старшим по дому и передо мной во всей красе стал вопрос долгов по оплате. Посчитал, в месяц по дому должно быть 1600 грн оплаты, а набегает только 700, что можно сделать с такой суммой? На эти деньги нам земляные работы не поднять, а нам надо кровь из носу менять вводы в подвал., искать деньги на газовую трубу.

Значит, надо как‑то заставить людей платить за квартиру. Здесь‑то самое неприятное и началось. Предложил юристу «Комэнерго» подать на должников в суд, — не соглашается, говорит, что судебные издержки дорого стоят. Так дело и застряло — обещанный пакет документов не выдают, в суд подавать не хотят. Жильцы-должники, а среди них люди не бедные, стали врагами, обещают стекла побить, остальные ругаются, что за должников отдуваться надоело.

Честно говоря, я несколько остыл к этой идее, что, мне больше всех надо, что ли? В доме живут два юриста, а все терпят 37 лет эту вонь. Правда, выход сам нашелся — пришел ответ от замминистра ЖКХ (я с нарочным очередную жалобу в Киев отправлял). Ответ гласил — обращайтесь в суд. Вот я и решил последовать этому совету и готовлю иск к «Комэнерго». Не хотят ничего делать, и нам не дают, — значит, пусть суд заставит их выполнить свои обязанности: отремонтировать канализацию и подвал, внутридомовые системы электроснабжения, восстановить дымветканалы, пусть теперь «Комэнерго» заставит предпринимателей провести себе отдельный кабель.
Может быть и с кондоминиумом тогда получится… Думаю, что поднять его так трудно не столько из‑за законодательной базы, сколько из‑за пассивности и безразличия самих людей. Как ни крути, а многоквартирный дом — это коммуналка. Ведь «ароматным» подвалом дышит весь дом. Если выиграю суд, значит отпадут некоторые больные проблемы, люди поверят, и я наберу нужное число подписей. Ну, а если проиграю, то кондоминиуму у нас в доме не бывать. Подыщу тогда себе маленький домик, где буду хозяйничать сам.

Подготовила В. Гейзер.