Кто сдал?

Printer Friendly, PDF & Email

Накануне Дня города хочется вспомнить тех людей, которые в прошлые годы много сделали для его развития и процветания. Хочется, чтобы память о них осталась не только в виде анкет и автобиографий в архивах. Ведь они были людьми живыми - со своими причудами, привычками, человеческими слабостями. Вот пара баек о Константине Тимофеевиче Бондареве, многолетнем и авторитетном в 1940—1960-х годах директоре завода «Автостекло». Завод при нем не только был поднят из руин после той страшной войны. При Бондареве завод стал флагманом в производстве радиопрозрачных жаропрочных материалов для авиации и космоса. Константиновка, естественно, сразу стала городом закрытым, с особым режимом поддержания секретности. Но анекдоты о нашей закрытости, иногда со слезами на глазах, как-нибудь в следующий раз. Сейчас о Бондареве.

К.Бондарев.

Руководитель он был жесткий, впрочем, не без своеобразного чувства юмора. Как-то не понравилась ему огромная лужа возле одного из цехов. И указать на необходимость ее убрать он решил своеобразным способом. На утренней планерке предложил руководству завода прогуляться по территории. Сам, естественно, оказался в сапогах, а вот не предполагавшие подвоха подчиненные - в туфлях. Подойдя к немаленькой луже, он спокойно зашел в самый ее центр, и, не замечая неудобств, создаваемых им для подчиненных, начал их вызывать к себе одного за другим. Вызывал по делу, цех нуждался в ремонте, да и подрядчики уже были на месте и со смехом смотрели, как, прыгая словно зайцы, высшие руководители «Автостекло» один за другим подходили к Косте (так за глаза его называли заводские управленцы). А лужу потом засыпали.

Дом Бондарева.

Но байка не об этом. Советскому государству долго было не до жилищного строительства. Потом как началось... Строили заводы, ведомства, строили сами люди. «Автостекло» после войны также много строил. Уже в 1944 году восстановил московский дом (№31 по ул.Шмидта), продолжал восстанавливать и строить дальше. В 1950-х именно заводчане построили украшающий проспект Ломоносова комплекс зданий с кинотеатром «Спутник» в стиле «сталинский ампир». Продолжали строить жилые, образовательные, культурного назначения здания на проспекте Ломоносова и в последующие годы. Именно «Автостекло» во многом создал новый архитектурный облик Константиновки, сильно разнящийся со старым, соданным в 1920-30-е годы в старом центре города по ул.Ленина. (Одна его облицовочная плитка чего стоит). Естественно, что строительное производство на константиновских заводах было вспомогательным. Москва, в том числе и через промышленный отдел горкома партии, жестко держала на контроле лишь плановые показатели, комбыт, получается, был на совести заводских руководителей. Жилье строили отделы капстроительства предприятий. Нанимали для выполнения работ РСУ, но в большинстве случаев все стремились делать сами, снимая рабочих с основного производства. Иногда жилой дом строили те, кто в нем должен был жить. Тогда могли снять с производства и отправить на стройку надолго. В силу понятной плановой необязательности производимых работ,  случались всякие казусы, задерживающие строительство. Типа алкогольного расслабления, когда начальство перестает контролировать.

Костя Бондарев это прекрасно знал. Поэтому, где-то в начале 1960-х, когда как раз выложили первый этаж в доме №123 по пр.Ломоносова, он, уезжая на курорт в отпуск, строго предупредил своего зама Щепановского: «Если к моему приезду не выгоните этажа 2-3, то я тебя уволю с такой записью в трудовой, что работу не найдешь нигде» - «Да что Вы, Константин Тимофеевич, все будет сделано!» - отвечает зам. Но Бондарев, руководитель опытный и своих управленцев знающий как облупленных, ставит им условие: регулярно, через определенное время высылать ему фотоотчеты о ходе работ на объекте. С чем и уезжает. Директором ОКСа был Отрощенко, прорабом на доме - Пахомов, стройка была советской... В общем, без директорского присмотра почти неделя пролетела в приятном алкогольном забытье. Но тут встал вопрос: «Как быть с фотоотчетом?» «Костю не обманешь», - провидчески изрек Щепановский. Но его коллеги искали варианты. «Может, выложить только торец, да и сфотографировать?» - «Костю не обманешь», - пытался убедить начальник ОКСА... Но продолжения банкета хотели все, поэтому пару стен для фотоотчета выложили быстро, работая в три смены, после чего снова расслабились.

Гром грянул через несколько дней. С югов от Бондарева пришло письмо с полным реальным фотоотчетом по дому и с припиской, не оставляющей сомнений, что сделает директор с каждым из теплой компании. В общем, пришлось объявлять аврал, и, работая день и ночь, встретить приехавшего и отдохнувшего Константина Тимофеевича докладом о выполненном задании. И только сакраментальный вопрос: «Кто эта с.., что нас сдала», - долго не оставлял в покое доблестных автостекольских строителей.

И.Бредихин, преподаватель КПЛ.