Осень патриарха агрономии В.Борисова

Printer Friendly, PDF & Email

Для  Владимира Васильевича Борисова, руководителя  СООО «Свитанок»,  бывшего депутата райсовета шести созывов, нынешняя осень оказалась переломной. И по итогам сельскохозяйственного года, и потому, что нынешний сезон последний, при котором сельхозпредприятие работает в привычных дореформенных условиях. Рынок земли, который должен стартовать с января, изменит многое. Сейчас он подводит итоги, как полководец после битвы, которая,  если и не поражение, то точно не победа. Их за свою почти сорокалетнюю профессиональную карьеру В.Борисов добивался немало.  Были и медали, и кубки за рекордные урожаи. Была и борьба, когда люди, верящие в его профессионализм, отстояли блестящего агронома, которого  в середине 90-х захотели оттеснить от руля КСП «Свитанок».

Районные коллеги по агробизнесу дружно называют Владимира Васильевича «зубром» агрономии. По неписаному «рейтингу», таковых в районе осталось  два — он и Александр Гордиевский. Больше у нас не видно профессионалов, для которых земля - не средство производства и, тем более, не будущий товар, а категория чуть ли не духовная.

В его кабинете — изречение создателя генетического почвоведения В.Докучаева: «Состояние почвы - это зеркало, в котором отражается материальный и духовный мир». Эту философию он пытается передать сыну Андрею, который сегодня руководит вновь созданным СООО «Свитанок-Агробизнес». Сам патриарх уже несколько лет официальный пенсионер, но от дел не отошел, его богатейший опыт востребован не только людьми, но и самой матушкой-землей.

Итоги года — прибыли не видать

Тем болезненней оказался для Владимира Васильевича нынешний сельскохозяйственный год, когда не помог весь его профессионализм. Эту осень впервые за историю всех «Свитанков», бывших то КСП, то СООО, сельхозпредприятие встретило с убытками. Пшеницы собрали мало — около 600 тонн, показатели урожайности оказались самыми низкими в районе — 13-14 центнеров с гектара вместо почти повсеместных для удачного года 40 ц с га. Практически вся она ушла на выплату владельцам земельных паев. Подсолнечник еще не убрали, окончательный итог не подведен, но уже ясно, что прибыли не видать. Тем более, что цены на эту культуру после введения экспортных пошлин по сравнению с прошлым годом упали почти в два раза — 2,5 тыс. грн. за тонну.

Андрей Борисов продолжает дело отца

Для Борисова такая ситуация отнюдь не сюрприз. Он считает тяжкой закономерностью, когда приходится работать вопреки собственным правилам и убеждениям. Всю жизнь исповедовать «религию» севооборота, а сеять в последние годы приходится то, что спонсор велит... Хозяйство много лет держит за горло нехватка оборотных средств и политика «инвесторов», — Несколько лет назад к нам на принципах «50 на 50» пришла донецкая фирма «Кислотоупор», которая вообще-то занимается глиной и кирпичом, - рассказывает Владимир Васильевич. - В 90-е годы бартер все «съел» и довел до ручки сельское хозяйство. У нас был хронический недостаток оборотных средств, урожайность снижалась, удобрений не вносили. Вот и приняли решение «влить капиталы» извне. Инвесторами «варяг» не назовешь, скорее, это - спонсоры. По договору о совместном выращивании продукции, они давали нам под нее средства. Ежегодно мы слышали обещания, что в следующем сезоне будут выделять их больше, а наша продукция уходила по низким ценам. Спонсоры закупили оборудование, снимали лузгу с наших семечек и реализовывали их уже переработанными. Для них это выгодно, а у нас «оборотки» так и не хватает. Главная причина, в итоге приведшая к нонсенсу, к убыткам, - в том, что деньги выделялись несвоевременно. Уборка пшеницы идет в июле, мы обязаны по технологии назавтра же обработать почву дисковой бороной под следующий урожай. А мы и к октябрю не обработали некоторые поля. На пашневых остатках развиваются вредители, в этом году их как никогда много. С этим надо серьезно агрономически работать. А впереди у наших партнеров стоит экономия средств — на горючее, зарплату. Но в нашем деле своя специфика. Это непрерывный цикл, который требует постоянных затрат, независимо от того, какой ты получил урожай, - на семена, химические средства защиты растений. В этом году часть урожая потеряли, опять-таки, из-за того, что невовремя обработали ими пшеницу. Я возмущался, писал докладные, слал посыльных. Так с землей работать нельзя. Немцы 4 раза обрабатывают землю осенью, вносят подкормки, а мы раз в год попрыскали и ждем урожая.

- Мы сеем примерно 30% подсолнечника, - рассказывает В.Борисов,- который на одно и то же поле можно возвращать минимум раз в 4 года, а лучше в 7. Мы пробовали первые годы ячмень, но прибыли не получили. Эта культура любит хороший агрофон, т.е. подготовку, подкормку. А где средства? В этом году предложили в августе сеять овес, но его некому реализовывать, нет лошадей. Подумали про кукурузу — нужна уборочная техника и хорошая подготовка почвы, опять затраты. Так что отойти от схемы «подсолнечник - пшеница - озимый ячмень» не получается. Спонсоры требуют за свои деньги рентабельные и востребованные культуры, они решают все — что сеять, можно ли продать. Они только сейчас кинулись — как же так, маленький урожай, и уже и сами не знают, как выйти из ситуации. И договор с «друзьями» хозяйству не разорвать, кредиторская задолженность перед ними большая. И остановиться нельзя — надо готовиться к новому сельскохозяйственному году. Так что пока в «Свитанке» дискутируют и продолжают работать. Правда, радует погода - дожди спасли 500 га посеянных озимых, пролежавших две недели в сухой почве. Как слезть с этой спонсорской «иглы», Владимир Васильевич не знает, говорит, что нужна удачная конъюнктура и везение.

— Насколько я знаю, СООО «Артема-9» немного поработали со спонсорами и разошлись. Удачно, потому что в тот год поднялась цена на подсолнечник, они и выскочили. Но надолго ли? Сейчас, говорят, «АПК-ИНВЕСТ» наступает, это компания с полным замкнутым циклом производства — от выращивания зерновых до реализации мясной продукции. Детище нашего Бориса Викторовича Колесникова. Им будет нужна земля. (По данным официального сайта компании, в ее планах - увеличение посевных площадей до 50 тыс га — ред.). А, например, у Штанько - 4 тыс. га, у Кюрджиева в «Елизавете» - 3 тыс. га, это большие куски. Пока к нам не приезжали, ведь у нас средние площади — 2 тыс. га. Может, что-то решают между собой в Донецке...

Дурные предчувствия

Но все перипетии нынешней осени меркнут по сравнению с ожиданиями грядущего рынка земли. Владимир Васильевич его категорический противник. Сказывается опыт работы в советской системе координат:

— Раньше в колхозе были гектары ягодника, сад, теплица, парники, производили молоко и мясо, - вспоминает Владимир Васильевич. - Даже занимались шелкопрядом, 3 га тутовых деревьев. Думаете, откуда в наших краях такое изобилие шелковицы — выполняли госзаказ. Это было разностороннее огромное хозяйство и особенный сельский уклад жизни. Сейчас все свелось к однообразной схеме. И рынок земли, скорее всего, только усугубит эту тенденцию. Сельхозпредприятия и сейчас зависимы от трейдеров, мы сами не можем продать продукцию, не выйдем на международный рынок. Это доступно только крупным агрохолдингам, как, например, николаевский «Нибулон». У него около 60 тыс. га земли, они порт себе построили. Все прибирается к рукам огромными корпорациями, а нам рассказывается, что земельную реформу надо срочно провести. В перспективе, все сведется к тому, что земля будет у больших землепользователей, латифундистов. Я считаю, что государство должно выкупать земли и самому быть арендодателем. Конечно, все полностью национализировать нельзя, но оно должно взять на себя контроль за использованием земли. Хотя, наш уровень коррупции хорошо известен, о земле никто заботиться все равно не будет. Сейчас решено хозяйствам на 5 лет выдать агрохимические паспорта почвы. И предприятия вроде бы должны отвечать за ее плодородие. Но неужели крупные агрохолдинги не смогут договориться? А к такому, как Борисов, приедут комиссии, будут прессовать.

Но это отдаленные перспективы. Первый же вопрос, который задают себе в «Свитанке» по рынку земли, - не распродадут ли паи его арендодатели?

КСП «Свитанок» реформировался в сельскохозяйственное общество с ограниченной ответственностью одним из первых в районе, в 1998 году, пайщиков тогда было более 400. К настоящему моменту, после многих метаморфоз, у предприятия десятилетний договор аренды с 57 арендодателями, каждый из которых владеет в среднем 4,8 га пашни. Как говорит Андрей Борисов, директор СООО «Свитанок-Агробизнес», приценивающиеся покупатели приезжают уже сейчас. С пайщиками хозяйство расплачивается регулярно. В среднем, по итогам года, люди получают арендную плату в пределах 1800 грн., главным образом, зерном. Всего на выплату аренды в хозяйстве идет до 800 тыс. грн. в год. Но люди потихоньку ворчат, вспоминают перипетии с имуществом бывшего КСП. Когда его делили, у каждого был виртуальный кусок основных средств хозяйства, оцениваемых больше чем на 7 млн грн. С тех пор они почти полностью испарились: фермы развалены, 30-летние трактора имеют нулевую стоимость, здания описаны за долги. В активе осталась кое-какая техника, да реорганизованный «Свитанок-Агробизнес» выкупил несколько сооружений.

— Конечно, люди будут продавать землю. Те, кому по 70 и больше лет, уже сейчас готовы, чтобы хоть немного пожить нормально, - говорит Владимир Борисов.- Но таких, думаю, будет немного. Остальные вряд ли сделают это. Сейчас пай стоит 54 тыс. грн., а тогда будет, может быть, 100 тысяч. Разве это цена? У нас черноземы метра полтора глубиной, им вообще нет цены. Думаю, люди это понимают и не захотят выпустить свою собственность из рук. Во всяком случае, мы настраиваем их не продавать землю. Ее все равно попытаются скупить подешевле, и это разовые деньги.

Несмотря на мрачноватые «рыночные» прогнозы, династия сельхозпроизводителей опускать рук не собирается. Сам Владимир Васильевич уже который год собирается окончательно удалиться на покой и разводить на личном подворье уток. Но все никак не соберется, - внимания требует земля, надо готовиться к новой посевной, да и жизнь подбрасывает все новые события.

— Я вообще-то не пессимист, - говорит Борисов-старший.- Крестьянину эта черта вообще не свойственна, он всегда думает о будущей весне и новом урожае.

В.Гейзер.