Там, де кружляла хижа ніч

Printer Friendly, PDF & Email

«Я тобі скажу, де квітне дивний сад,
Де срібляста ніч тремтить у темних водах.
У далекий край лежить нелегкий шлях,
Доки хижа ніч кружля по колу…»

70 лет назад наш город и весь Донбасс были оккупированы войсками гитлеровской Германии. В нацистский молох попали жизни и судьбы константиновцев. Правда, во многом он не отличался и от другого такого же тоталитарного молоха – большевизма и сталинизма. «Широка й розлога земля українська. Немає й клаптика цієї багатющої землі, який би не був колись свідком відчайдушної боротьби, страждань і смерті», - сказано в статье, посвященной годовщине взятия гитлеровцами города, опубликованной в оккупационной константиновской газете «Відбудова» (полный текст смотрите на нашем сайте). С чтения этой статьи, а также с объявления о призыве на работы в Германию всех девушек 1924-1925 годов рождения, опубликованной в той же газете, начали мы очередное заседание Клуба константиновских остарбайтеров.

Встреча состоялась спустя 70 лет после дня начала оккупации фашистами города. Участники заседания вспомнили еще об одном символическом совпадении: статьи и объявления из константиновской газеты времен немецкой оккупации «Відбудова» набирались и печатались именно в здании краеведческого музея, где и располагалась в те годы редакция.

И знаете, некоторые из присутствующих вспомнили этот призыв, ведь именно после него их и «загребли» в это «довгострокове відрядження» на чужбину.

Директор Константиновского филиала Краматорского экономико-гуманитарного института, кандидат исторических наук, доцент Ольга Барабаш рассказала о том, как вербовались на принудительные работы и уезжали люди из нашего края. Оказывается, немецкое командование в 1943 году требовало, чтобы ежедневно 5 тысяч рабочих увозили из Украины в Германию. Всего же было вывезено около 2,2 млн украинцев, из них, по официальным данным, 250 тысяч жителей Сталинской области, а 1200 — из Константиновки. Хотя в той же «Відбудові» приводятся данные о том, что только до октября 1942 года было угнано 1500 константиновцев.

Созданию непринужденной атмосферы встречи способствовала виртуозная игра на баяне Юрия Болотова. Старики с удовольствием подхватывали песни предвоенных и военных лет. Организаторы Клуба надеются и на дальнейшую такую благотворительную помощь известного музыканта.

Затем пожилые люди один за другим стали рассказывать о начале своего пути на чужбину: «Мы жили на Сантуриновке. Нам сказали, что тех, кто работает в совхозе, не заберут, поэтому мы добровольно поехали работать на полях в Предтечено. Работали за еду: галушки, затирку и т.п. В октябре 1942 у нас забрали паспорта и велели идти в Стенки. Оттуда утром приказали идти на железнодорожный вокзал в Константиновку. Мы пришли – и всё, погрузили в телячьи вагоны, отправили на Сталино, там прошли медкомиссию, потом на Днепропетровск (где мы голодные встретили День революции 7 ноября), а оттуда в Германию» (Евдокия Кузьминична Щербакова). «Мне только исполнилось 18, мы пошли с подругой на большой базар продавать 2 пары тапок, которые делал мой папа. И тут облава, окружили, забрали в комендатуру при металлургическом заводе. Повели на вокзал, там уже много вагонов стояло. В вагоне, кроме соломы, – ничего. Нас было 12 из Константиновки, а рядом — люди из Славянска, девушки-морячки из Мариуполя, из Артемовска. Молодые – пели песни. Нас, кто со Сталинской области, называли «сталинобанда». В Германию везли ночью через Берлин. Мы впервые видели такой большой и освещенный город» (Вера Ивановна Лопата). «При немцах я около года работала медсестрой в перевязочном хирургическом кабинете. Прихожу домой, - а там два полицая сидят. Как раз был издан этот приказ о том, чтобы 24-25-х годов рождения забирать. Взяли в Клуб металлургов, там переночевали, а наутро человек 12 в вагон, и в Сталино. Там без комиссии в Европу. Я попала вначале в Австрию и работала в больнице уборщицей, мыла полы» (Пелагея Петровна Черняева-Кулинич). О начале своих мытарств поведали бывшие невольники принудительных работ, уроженцы и угнанные из Николаевской области: Марина Степановна Кокет, Иван Савельевич Фисуненко; Херсонской: Николай Григорьевич Закаблучный (ему было 6 лет); Днепропетровской: Марта Михайловна Лелека, Станислава Людвиговна Каркач-Курьята; Киевской: Надежда Александровна Роговая-Чернявская (12 лет).

Каждый хотел выговориться, каждый рассказ было трудно остановить, ведь многие имели такую возможность впервые. Но каждая история будет записана, беседа снята на видео и мы весь этот бесценный материал опубликуем и вывесим в Интернете.

Но хочется выделить еще два небольших рассказа - Е.Щербаковой о днях в фашистской Германии, когда немцы потерпели поражения в Сталинграде. Они озлобились, отменили выходные, походы в кино, чтобы русские и украинские «остарбайтеры» не увидели хронику немецкого поражения, ограничили питание, на 3 дня объявили траур. А также рассказ В.Лопаты, поведавшей о волнующей встрече с земляком в Берлине в Трептов парке в апреле 1945: «Нас тогда всех вместе – русских, иностранцев — бомбили союзники, мы прятались в воронки. Вылазим из ямы, отряхиваемся, выходим на главную дорогу, а тут колонна наших танков! И вдруг один танкист кричит: «Эй, Верка!». А я ж бачу – це ж Вовка Бирюков з Константиновки! Он же на год старше меня учился в 20-й школе. Говорит, передай моим, что я еще живой. Вернулась домой, а его родных никого нет. Только однофамильцы. Всю жизнь искала близких Володи, чтобы передать, так и не нашла. Сам он погиб в последних боях в Берлине…». Вера Ивановна, кстати, пообещала к Новому Году написать свои воспоминания.

А Николай Закаблучный удивил тем, что угостил организаторов своим домашним вином!

«Я тобі повім про мрію золоту,
Що палким вогнем
горить в моєму серці.
Про щасливий край, про радісних людей,
Де життя кидає виклик смерті»,

И пусть эти (и в эпиграфе) строки из песни гурта «Мандры» посвящены героям Украины и, прежде всего, повстанцам, но ведь и наши остарбайтеры, как минимум, дважды совершили подвиг: впервые, - когда не предали Родину, не остались, как многие, на сытом и теплом Западе, и затем, когда эта Родина их предала, сделала людьми второго сорта, вынужденными долгие годы скрывать свои биографии, выдерживать издевательства и унижения. И подвиг их в том, что несмотря ни на что, они прожили достойную жизнь, за которую им нечего стыдиться.

В.Березин.