Явление Б.Бублика народу, или Высшая математика земледелия

Printer Friendly, PDF & Email

В прошлый выходной в клубе органического земледелия принимали славного гостя: из Харькова с новой лекцией приехал Борис Андреевич Бублик. Автор многочисленных «бестселлеров» для дачников, друг и соратник знаменитого на весь мир австрийца Зеппа Хольцера. Почти 6-часовая блестящая лекция этого 80-летнего джентльмена утомила кого угодно, только не его самого. Сказывается привычка бывшего математика системно и интересно подавать материал слушателям и, конечно же, его неподдельный собственный интерес к теме. А рассказывал он на этот раз о «высшей математике» земледелия — так называемой пермакультуре, - направлении, зародившемся совсем недавно и с огромной скоростью завоевывающем умы людей во всех уголках Земли.

В гостях у константиновцев. В центре - Б.Бублик

Лекция его поистине бесценна, и поэтому «Провинция» решила не ограничиваться кратким отчетом. Записав все его выступление на диктофон, мы постараемся донести до читателей не только общие подходы к теории пермакультуры, но и передать нашим огородникам практические советы Б.Бублика. Кстати, он делился только собственным практическим опытом, почерпнутым с супругой на своих 12-ти сотках. Оставляем практически неизменной живую лексику Бориса Андреевича, его склонность к украинским словечкам.

Первая черта следования Природе в высоком смысле, она проста, как поляна в лесу. Когда говорят: «Поехали на природу», - то прежде всего имеют ввиду лесную поляну, где так приятно проводить время в кругу друзей, пить вино, спивать песни...

Вторая черта, - сделать из своего дачного участка «лесную поляну». Понятно, что скопировать в чистом виде у Природы не получится: надо ж картошку посадить, надо рассаду посадить... - что-то нам в огороде приходится делать. Так вот, уж коль тебе что-то приходится делать, - делай это так, чтобы максимально экономно вмешиваться в жизнь биоценоза, чтобы он тебя как можно меньше видел, как можно меньше чувствовал. То есть — это продолжение первого свойства.

Обращусь к примеру сегодняшнего классика нашего Зеппа Хольцера, к его обрезке деревьев. Мы с Хольцером много времени провели вдвоем, часто уединяемся на семинарах, потому что он иногда хочет высказаться о том, о чем не хочет говорить в лекции. Ну, например, одно из таких высказываний. Ходим по житомирской земле, по полю 20-гектарному, лет 30 его не касались, лошадь одинокая там пасется, напротив, - деревня обычная... Он глянул, и говорит: «Я не могу понять, как может выживать страна, у которой такой гумус не в ходу. Как вы живете?..» Да мы вот так и живем, плохо живем, откровенно плохо.

Так вот этот самый Зепп мне об обрезке деревьев говорил так: «У русских мужиков два занятия: выпить, а вместо закуски — обрезать дерево». Срезается первая ветка. А на месте срезанной ветки идут пять «волчков». В чем тут биологическая причина? Если дерево «прет», если у него сейчас вегетационная «дурь», - то, обрезая ветку, ты ее удваиваешь. Ты ж добавляешь к той дури, что у него в запасе, освободившуюся дурь. Ты удвоил энергию, и на месте срезанной ветки ну просто автоматически, - ведь ему куда-то нужно силы девать! -  появятся пять. Срезал 5 — появятся 25! И все! Все, ребята, приехали. На всю жизнь. Теперь всю жизнь обрезай, обрезай,.. а как только бросил обрезать, - сразу все волчками заросло и готово! Но остановиться, посмотреть на рябину в лесу — терпения нет. Вы рябину в лесу видели? Черемуху в лесу видели? Что, черемуха с рябиной исходят волчками? Родят себе и родят... А у русского мужика родят плохо...

Как правильно поступать? Ведь говорят, что придет время, когда вегетационная дурь у дерева закончится. Что делать, если какая-то ветка показалась вам лишней, стала мешать, - ее можно спилить. А можно иначе: можно ее подогнуть, согнуть вниз ветку и привязать к стволу. Получится перегиб. А сок в ветке снизу идет под давлением, давлением, которое обеспечивает подъем сока до 130 метров в высоту. Почему предельная высота деревьев — 130 м, потому что выше сок поднять дерево самотужки не может, а обратно он идет самотеком. Но в перегибе образовалось противодействие самотоку! Здесь образуется избыток питательных веществ, и ваша ветка пригнутая, одна! - приносит урожай, как все остальное дерево. Но только если ты ее не обрежешь...

Очень знаменательная история была у вас тут буквально по-соседству, в 30 км, весной. Середина мая. Весна холодная, но с суховеем. Деревня Еремовка, - первая по изюмской трассе от Донецкой области. Хольцер в ней реализует один проект, и его попросили посадить у них дерево. Зепп подошел как настоящий ценитель природы. Дерево в природе растет на жесткой почве. Под ним нет гравия, никто его не поливает... Итак, в обстановке сухого мая, а земля у них — песок, он яму лопатой не копает, а лопатой «счухрывает», чтобы, не дай бог, не сделать землю мертвой, как тарелку делает, чтобы под деревом земля оставалась плотная, вековая... Счухрал, примерил саженец, видит, - мелковато, - еще немножко почухрал землю на бок, - и в эту плотную тарелку поставил дерево, лопату отдал хозяйке, а сам бутсами землю загорнул, потоптался по ней, оглянулся, - увидел каменюку, положил ее на корни, - ну, пошли заниматься делами дальше... Он не то что гравия не потребовал, - воды не попросил. Он воду обеспечил двумя способами: во-первых, он притоптал землю, - и капиляры принесут его дереву воду! Он знает, что там вода есть, это первое. А второе, он же положил туда камень, а «з пид каминья бье роса»! Он положил камень, - и у него два раза в день росою умывается дерево. Все! Осенью звоню Алексею, «Как там наше дерево?» Он говорит: «Лучше всего сада». Вот что такое минимизация вмешательства. Она означает — как можно большее следование природе. Как можно большую волю природе дать, как можно меньше своего понимания в нее внести. Ты понимаешь не обязательно правильно. Ты у кого-то вычитал, а тот, кто написал, - у кого-то списал. Вот откуда представление...

Третья черта. Есть такое слово «синергизм» - это когда работа одной компоненты не только на эту компоненту идет, но она «пидсилюе» (по-русски так точно не скажешь) работу другой компоненты. Первый практический пермакультурист японец Масанобу Фукуока говорил так: «Явление, рассматриваемое изолированно от целого, не есть реальная вещь». И сам же дал наиболее яркий образец синергичного ведения хозяйства. Все вы Фукуоку читали, конечно, но я вам все равно дайджест представлю. 17 лет Фукуока ходил по полям Японии и думал: ну как бы этого сукин сына рис заставить расти как пшеницу!? Ну очень не нравилась ему эта система: заполняют водой чеки, засыпают туда пестициды, гербициды (потом все это выливают в речки, моря), потом по колено в грязи, японочки, подоткнув кимоно, садят рассаду, потом у этих японочек кожа на ногах болит, от того, что они в пестицидах-гербицидах весь день провели... Ну не нравилось ему это! 17 лет не нравилось. Все искал: ну как бы, как бы? И нашел, при этом он включил в работу всю природу, включил мыслимое и немыслимое. И эта работа выглядела у него так.

Он посеял на поле, где собирался выращивать рис, клевер. Клевер ему обеспечивал борьбу с основным составом вредителей — насекомыми. Клевер отпугивал насекомых. Раз в 5 лет, когда клевер начинает вырождаться, он его подсевал, «одевая» семена в глиняные капсулы, чтобы птицы не поклевали. Хорошие капсулы придумал делать Фукуока...

И вот осенью он сеет на этом поле озимую пшеницу. Тоже разбрасывает рукой семена, и тоже, одетыми в капсулы. Он же не может заделывать их в землю, там клевер. Он может только сверху бросать... Пшеница растет себе... Весной, за две недели до жатвы пшеницы, он сеет точно так же рис. Туда, к пшенице. Половинная норма высева семян у Фукуоки. Почему половинная, - спросите вы. А затем, чтобы получать двойной урожай. Так ему хотелось.

Отсеял свою половинную норму, рис, благодаря капсулам влажным, всходил ко времени жатвы, японец по высоте всходов риса сжинал пшеницу. Эту пшеницу молотили и разбрасывали солому, возвращали солому назад полю. Приходил сезон дождей, он задерживал воду на поле на одну неделю. За эту неделю вода успевала испортить настроение сорнякам, приглушала клевер, и самое главное, чего добивался Фукуоки, - не успевали вылупиться лягушата.

Зачем он «давил» лягушек? А вот зачем. Клевер у него подавлял всех вредителей, кроме кузнечиков, цикадок. Цикадки оставались, и могли справиться с рисом, с пшеницей, - с кем угодно. На эти цикадки находилась управа в лице пауков... Так зачем он «давил» лягушек? Чтобы лягушки не съели пауков.

Он все завязал одной сетью все явления, все работало одно на другое, все выполняло много функций...

За две недели до жатвы риса он сеет пшеницу, уже осень, потом сжинает рис, молотит, возвращает солому... И кулка (круг), как говорят поляки. И в этой кулке у него получалось 60 центнеров риса плюс 60 центнеров пшеницы. С гектара, конечно. Итого — 120 центнеров.

Продолжение следует.

Г.Николаенко.