Война районного масштаба. Часть 3

Printer Friendly, PDF & Email

Часть 1, Часть 2.

Вот и пришлось закадычным друзьям Лившицу и Водолазскому уговаривать Виктора Андреевича Богатырева занять пост начальника горотдела. «Подожди, Михаил Яковлевич, ты же сам только что уговаривал меня не спешить с повышением, я отказался от Ясиноватой. А тепорь что? Нет, так не пойдет», - отказывался Богатырев. «Ну, надо спасти человека!» - аргументировал свою позицию Лившиц.

Генерал-лейтенант Поперека Михаил Степанович, 20 лет возглавлявший Донецкую милицию.

Богатырев не соглашался. Сидел он на своем месте крепко, показатели по области были хорошие, третье место после столичного Донецка и рыбного Мариуполя держал уверенно. Горотдел награждался ценными подарками, Богатырев укомплектовал хорошую библиотеку, документация и вся отчетность были в идеальном порядке.

Но у Водолазского нашлись козыри. Был он в хороших отношениях с горкомом партии. Так, к давлению на Богатырева добавился горком КПСС. И если куратору горотдела милиции Кларе Якусевич Виктор Андреевич еще мог возразить, то перед аргументами первого секретаря Евгения Корягина он капитулировал. «А куда нам деваться с тобой, мы же партийные работники», - сказал Корягин. В общем, партия вновь сказала коммунисту Богатыреву: «Надо».

Уговорили его все же пойти на должность начальника милиции города. Шел Виктор Андреевич с оговоркой, что делает он это временно, дает свое согласие лишь на и.о., а работает на должности лишь до появления постоянного начальника горотдела.

Но тут колесики бюрократического механизма завертелись, вынося В.Богатырева вверх даже без всяких его усилий. Не знаю, сталкивались ли вы с таким социальным лифтом, когда неразрешимые вроде проблемы решаются сами собой, двери перед вами открываются, бумаги сами собой подписываются... Кайф, который бюрократическая машина дает испытать своим. Только Богатырев не мог насладиться им. Ведь ситуация развивалась помимо его воли..

10 апреля 1971 года выходит приказ «О назначении и.о. начальника горотдела милиции», 22 апреля - о присвоении В.А. Богатыреву звания майора. Лифт начинает свое движение. В советское время присвоение новых званий в МВД приурочивалось к строго определенным праздничным датам — 23 февраля, 1 мая, 7 ноября и 10 ноября (День милиции в СССР). Присвоение звания министром МВД Украины в день рождения Ленина было делом необычным.

30 апреля на совещании в горкоме партии, посвященном подготовке к празднованию 1 Мая, Клара Игнатьевна спросила молодого и.о.: «Ты телеграмму получил?» Виктор Андреевич почуял неладное. В горотделе его ждала телеграмма: «4 мая быть в Киеве на приеме у министра МВД в форме маренго». Среди множества реформ МВД СССР, которые проводил в жизнь министр Щелоков, была и смена милицейской формы. Вначале одели город Киев, в 1971 году пришел черед областных центров снять форму василькового цвета, остальных планировали переодеть в 1972 году. Звонок в Донецк внес ясность. В Киеве у министра будет утверждение на должность начальника горотдела, 2 мая в Донецке необходимо получить новую форму.

«Так я же давал согласие лишь временно исполнять обязанности...» - «Отставить возражения. Это что, частная лавочка?»

Интересно, что новый начальник милиции Константиновки даже не проходил обязательного собеседования в административном отделе обкома партии. Если успехи мариупольского горотдела МВД в социалистическом соревновании были связаны с дарами моря, то у Константиновки были свои козыри. Областное начальство с удовольствием отдыхало на Клебан-быкском водохранилище. Это был тогда режимный объект, запас пресной воды на случай всякого рода неожиданностей, типа ядерной войны. Вневедомственная охрана водохранилище охраняла, а когда обкомовское начальство хотело пострелять, - наша милиция обеспечивала оцепление и оружие.

Богатырева вспомнили: «А, это тот капитан». Вот и все собеседование и вся кадровая политика. Первому секретарю ГК КПУ товарищу Корягину был очень нужен начальник милиции в городе. Венцом всего стала телеграмма из Киева. 3 мая 1971 года Министр МВД УССР генерал-лейтенант И.Х. Головченко поздравил нового начальника Константиновского горотдела с назначением на должность. Без обязательного собеседования в министерстве. Министр умывал руки.

В военном деле это называется — отход на заранее подготовленные позиции. Партия влезла в кадровую политику МВД? Ну что ж, она правящая, ее «коллективный разум» непогрешим, во всяком случае, так учат молодых коммунистов. Вот только первый секретарь ГК Е.И. Корягин затронул корпоративные интересы людей, которые вытянули на себе вторую мировую войну. В 1941 году советская система рухнула. Обнажилась вся гниль и порочность коммунистической системы. Это поколение офицеров НКВД — тот же генерал-лейтенант Михаил Поперека, участник парада Победы в Москве, генерал-лейтенант Головченко, полковник Харченко спасли в 1941-1942 годах страну, но и коммунистическую систему тоже. Война выдвинула на руководящие посты людей дела, а не бестолковых приспособленцев. Система самоочистилась. Этого хватило еще лет на 45.

Многолетний и легендарный начальник константиновской милиции Иван Федорович Харченко за своими шутками и чудачествами мог позволить себе показать свое пренебрежение к партийной демагогии. Так, читая очередной доклад на обязательном ежемесячном партийном собрании в горотделе, он мог остановиться, посмотреть на своего заместителя, написавшего ему текст, и сказать примерно следующее: «От б... Шо за х... ти мені тут написав? Я краще по-своєму скажу». И дальше продолжал в своем неподражаемом стиле и о реальных проблемах горотдела.

Эти люди были преданы делу коммунизма, как они его понимали, а не болтологии о коммунизме. Этот «тонкий слой коммунистов», о котором писал еще Ленин, делал систему дееспособной. Но сама советская система была построена на принципах негативного отбора, им на смену приходили карьеристы и приспособленцы.

«Коли пани чубляться, у холопів чуби тріщать». Новый начальник горотдела милиции майор В.А. Богатырев попал под раздачу. На каждой коллегии УВД Донецкой области в его работе вскрывались все новые и новые недостатки, Константиновка вдруг оказалась в числе отстающих. На каждой коллегии начальнику Константиновской милиции выносился все более жесткий вердикт: «Предупредить», «Строго предупредить», «Выговор», «Строгий выговор», «Предупредить о неполном служебном соответствии». Было ясно, что дело здесь не в профессионализме майора Богатырева, не в его деловых качествах, не в реальной оценке работы стоящего за ним горотдела. Генерал-лейтенант Поперека на примере Константиновки показывал партии, что ей не стоит лезть в сферу, где определяющим фактором должны быть лишь профессиональные качества. 30 декабря 1972 года В.А. Богатырев высказывает в лицо генералу Попереке все, что он думает об этом издевательстве, и пишет рапорт с просьбой об освобождении его с должности на основании того, что он давал свое согласие лишь временно исполнять обязанности начальника милиции.

Михаил Поперека выиграл свою маленькую войну против константиновского партаппаратчика Корягина. Милиция отстояла свою автономию в кадровом вопросе.

Эту эпоху назвали застоем, но страсти, интриги, аппаратные игры кипели... Этот строй назвали тоталитарным, но власть партии имела свои границы... Эта экономика была плановой, но планы никогда не выполнялись...

Эту статью можно было бы писать в стиле Ильфа и Петрова о великих комбинаторах Лившице и Водолазском, но мне грустно, когда я думаю о людях, выигравших войну, что их идеалы оказались пущены прахом. Эту историю можно было бы записать в стиле Франца Кафки, показавшего абсурд бюрократизма в «Замке», но мне жаль честного милиционера Богатырева, которого донецкое начальство прессовало еще долго после этой маленькой провинциальной войны.

И.Бредихин, преподаватель истории КПЛ.