О войне сыров, драконах и о том, где у Кодекса справедливость

Printer Friendly, PDF & Email

Журналисты морозов не боятся, так что на февральское заседание медиа-клуба «На власний погляд» приехали очень многие сотрудники региональных СМИ. И не пожалели. Организаторы постарались предоставить региональным журналистам возможность обсудить самые «злобные» темы. Собралось солидное количество гостей — явился пропустивший несколько заседаний Петр Симоненко, представитель Президента в ВР Юрий Мирошниченко пришел на пару с Андреем Портновым, одним из разработчиков нового Криминально-процессуального кодекса, был и известный политтехнолог Денис Богуш, просветивший журналистов насчет закулисья большой политики. В общем, уровень политиков и информационной насыщенности клуба впечатлил пишущую братию и она забросала вопросами главу правления журфонда Людмилу Ольховскую — как ей удалось заполучить этих людей? Глава Украинского Журфонда улыбалась, а секретом не поделилась. Но на заседании и без этого было что послушать.

Сыр в мышеловке и никакой политики...

Не пропустили в клубе и «сырную эпопею», благо, на заседание пришел министр аграрной политики и продовольствия Николай Присяжнюк. Несмотря на болезненное фиаско при его визите в Россию накануне в среду, когда его не сразу принял глава Роспотребнадзора Г.Онищенко, и, вероятно, небольшое желание отвечать на докучливые вопросы медийщиков, шеф аграриев пришел на заседание медиа-клуба, где его «отлавливали» и несколько съемочных групп центральных телеканалов. Само собой, общение с главным аграрием страны региональных журналистов началось с вопросов по поводу «сырной войны»

Министр аграрной политики Н.Присяжнюк

- Я не понимаю, почему этот вопрос вызвал такой ажиотаж, - отбивался министр. - Как только началась эта проблема, я информировал Президента, он на своем уровне имел разговор с российской стороной, я встречался с руководством санитарной службы Российской Федерации и у нас полное взаимопонимание. В ближайшее время все три завода будут проинспектированы российской стороной, после чего, уверен, они вновь будут работать на экспорт продукции в Россию. Политики здесь никакой нет, есть чистая работа по контролю за качеством продуктов. Например, мы совсем недавно закрыли для четырех страны Евросоюза ввоз живого скота, а прошлым летом приостанавливали импорт овощей из Европы, но это не означает политического противостояния. Это значит, что каждая страна заботится о качестве продуктов питания. Никто не сомневается в качестве сыров этих заводов, я сам их посещал — это современнейшие производства. Но есть законы о защите прав потребителей и у нас, и в России, и в других странах. Они разного уровня защиты. Нам необходимо сегодня эту документальную процедуру выполнить. Это нормально, это даст возможность нашим производителям относиться требовательнее к качеству продуктов, в том числе и к сыру.

Как сохранить селян как класс

Но поговорить с региональными СМИ министр Присяжнюк пришел не о сыре.

- Сейчас аграрии составляют 33% населения страны, это наша национальная особенность, более 14 млн человек проживают в сельской местности. Сейчас аналитики и экономисты дискутируют, насколько это хорошо для аграрного сектора. Звучат мнения, что выгодным и рентабельным сельское хозяйство станет, только если у нас селян будет как в Западной Европе — не более 2-5 %. А моя личная позиция, что многочисленное сельское население - это большой плюс нашей страны. Селяне - как раз та прослойка населения, которая от государства не требует всяких субсидий, дотаций и помощи. С экономической точки зрения это тоже плюс, структура села формировалась таким образом, что у нас возле домов приусадебные участки, огороды составляют 3,5 млн га земли, это огромный пласт ухоженной, плодородной земли. Ведь есть страны, не имеющие и миллиона га сельхозземли. Аграрный сектор на сегодня априори повязан с нашим селом и сельским развитием. Это не пафос, а реальность.

Да, приходят новые технологии, требующие меньшей рабочей силы. И это проблема. Сегодня стоит вопрос, как дать работу селянину? Путем задействования своих огородов и паев. И переориентировки с зерновых на выращивание более трудоемких овощей и фруктов. Если каждый селянин будет эффективно использовать принадлежащую ему землю, он может спокойно жить. И сельская громада тоже. В законе о рынке земель предусмотрено отчисление 1 процента с аренды паев на нужды сельских советов. Это где-то будет составлять 4-5 млрд грн. ежегодно.

Мы из-за т. н. производственного эгоизма, то есть наращивания производства любой ценой, не должны потерять платформу — украинское село. За 20 лет независимости мы имеем рост агропроизводства, увеличиваем объемы и географию экспорта. И при этом село беднеет, число населенных пунктов и самого населения уменьшается. Есть дилемма: на что обратить внимание. На то, что нам предлагает мировое сообщество - любой ценой наращивать производство, чтобы обеспечить мировую продовольственную безопасность, или сохранить свою национальную идентичность. Крупное товарное производство уже развито, осталось найти приемлемые правила игры с производителями - как они будут выполнять аграрные требования. Нужно развивать фермерство, т.н. средний класс аграрного сектора и тот самый частный сектор, который и составляет основу села. В этом году мы предусмотрели «мотиваторы», чтобы можно было развивать семейные фермы. Бюджет 2012 года сориентирован на их поддержку. Мы будем продолжать работу по возрождению системы заготовителей. Сейчас молокозаводы начали сами на территории сельсоветов создавать кооперативы по заготовке молока. Процесс идет, но его нужно сделать системным.

- Но переработчики покупают молоко по очень низким ценам. Такая политика уничтожает поголовье в селе. Кто может на них повлиять?

- У меня возникло противостояние с молоко-перерабатывающими предприятиями, когда год назад приняли закон, предусматривающий: НДС, который аккумулируется молоко-перерабатывающими предприятиями, - собирать на государственных счетах и направлять на развитие животноводства. По расчетам, это где-то 2 млрд грн. ежегодно. В прошлом году этот законопроект действовал, но разными правдами и неправдами предприятиям удалось от него отвертеться и они аккумулировали всего 400 млн грн. Эти деньги хранятся на счетах, мы планируем их пустить на семейные фермы. Сейчас молочному лобби удалось убедить парламент вернуться на круги своя, с января НДС вновь сосредотачивается на перерабатывающих предприятиях, и тут же закупочные цены упали на 20%, и это зимой, когда молока без того мало. Повлиять на них административно достаточно сложно, у нас рыночные отношения. Но если у нас будет молоко-перерабатывающий кооператив на селе и областная администрация будет давать право заготовлять молоко тем предприятиям, которые дают нормальные цены, то переработчики не смогут диктовать цены крестьянам.

- Что вы можете предложить горожанам, кто захочет переселиться в село?

- Часть сельскохозяйственной земли принадлежит сельсоветам, они имеют возможность предоставить землю. Плюс много пустующих огородов, приусадебных участков. А если люди захотят организовать семейную молочную ферму хотя бы на три головы, то по госбюджету предусматриваем полную компенсацию доильного и охлаждающего оборудования, компенсацию покупки молодняка. Мы предлагаем 50% компенсацию в строительстве свиноводческих семейных ферм.

- А куда надо обращаться, чтобы войти в эту программу?

- Мы включили в процесс этой работы председателей сельсоветов. Наша задача - изменить законодательство так, чтобы активность сельсоветов была вопросом номер один. Так что, надумали переселяться — идите к председателю сельсовета. Мы с ними сейчас «на прямой линии» и направляем деньги через сельских голов. Другое дело, что сейчас возраст некоторых громад такой, что уже сложно туда вдохнуть жизнь.

Где у кодекса справедливость?

Полтора часа на заседании сохранялась полная тишина, что бывает редко. Журналисты очень внимательно слушали гостей, хотя речь шла о предмете весьма специфическом и узко-профессиональном. Заместитель главы Администрации Президента, руководитель упр-я по вопросам судебных реформ и судоустройства СНБО Андрей Портнов при поддержке товарища по ПР Ю.Мирошниченко рассказывал о новом Уголовно-процессуальном кодексе. Документ этот, говорят, ждут уже 17 лет. Но в минувший четверг ВР приняла проект Кодекса в первом чтении и есть прогнозы, что УПК примут уже в марте. А Андрею Владимировичу в силу должности выпала оказия объяснять журналистам, будет ли новый УПК защищать только богатых, или он и правда разработан в духе европейского права. Картина реформирования криминальной юстиции, со слов «регионалов», вырисовывается радужная:

— Прежде всего, в новом Кодексе кардинально сменят систему представительства в криминальном процессе, — объясняет Андрей Портнов. - После его принятия сторона защиты будет иметь зеркальные права с обвинением — равный доступ к документам, экспертизам, следственным действиям, привлекать свидетелей и экспертов наравне с прокурором для того, чтобы найти необходимые доказательства.

А.Портнов (слева)

Следующее звено — судебный контроль. По проекту УПК теперь только судья имеет право принимать решение об избрании всех видов мер пресечения. Сейчас некоторые из них принимают следователи и прокуроры.

Для бизнес-среды есть интересная норма — только по решению суда можно будет изымать документы у предприятий, физлиц и обычных граждан. Мы максимально затруднили правоохранительным органам попытку изъять документы даже по решению суда, обязав правоохранителей четко обосновать, зачем и какие именно нужны бумаги и на какой строк. Как сегодня, - просто так подъехать к предприятию и загрузить в грузовик компьютеры и документы, заблокировав работу предприятия, будет невозможно.

Арест на имущество налагается тоже только по решению суда и с обоснованием необходимости этой меры. Принудительный привод человека к следователю и прокурору в проекте Кодекса - только по решению суда, как и разрешение на обыск не только жилья, но и офисных и складских помещений.

УПК предлагает и новые предупредительные меры — залог. А также домашний арест, личное поручительство, в том числе и объединение их. Суд сможет запретить покидать жилье, приходить в определенные учреждения или встречаться с определенными людьми. Это, конечно, ограничивает конституционные права человека, но, согласитесь, это лучше, чем сидеть в следственном изоляторе

Чтобы попасть в СИЗО, надо очень постараться

Мы вводим широкомасштабное применение залога, как основной меры пресечения. Даже если суд избирает меру пресечения в виде содержания под стражей, суд обязан следующим пунктом определиться в сумме залога, при внесении которой сразу же освобождает человека. Но эта норма не распространяется на тяжкие насильственные преступления. Что касается бизнес-среды, то у всех правоохранительных органов забрали сто процентов инструментов, чтобы посадить в тюрьму человека за экономические преступления. Новое законодательство в части экономических преступлений уже действует. За две недели на депозитные счета Госказначейства поступила сенсационная сумма в 88 млн грн. от залогов, мы даже не ожидали. Люди, не сотворившие никакого насилия, до суда находятся на свободе.

Кстати, стадия дознания в новом УПК фактически упразднена. Переходим только в стадию досудебного расследования, что означает, что правоохранительные органы будут плодить в два раза меньше документов.

«Терпиле» не надо ходить «на полусогнутых»

Сейчас нет механизма материальной компенсации и возобновления прав потерпевших. В новом же Кодексе предлагают новый раздел - соглашение с потерпевшим. Он не будет касаться преступлений против личности, тяжких и особо тяжких злодеяний. Но если люди между собой примирились, потерпевшему возмещены убытки, такое криминальное производство будет закрываться на основании соглашения. То есть, если не нанесен вред общественным и государственным интересам, то нечего и расследовать годами, и решение суда будет выноситься быстрее. Да и потерпевший теперь не обязан ходить к следователю «на полусогнутых», подав заявление о преступлении, он сразу получит право заявлять ходатайства, участвовать в следственных действиях, получать копии процессуальных документов, чего сегодня ему никто не дает и т. д.

Повинную голову меч не сечет

В проекте УПК еще одно новшество — соглашение о признании вины, заключаемое между обвиняемым и прокурором в том случае, если человек признает свою вину и готов сообщить следствию подробную информацию, он может условиться с обвинением и о сокращении срока наказания. Такое соглашение является обязательным для суда, который должен в обязательном порядке проверить, не под давлением ли это соглашение заключалось, наказание назначается исключительно то, о котором стороны договорились изначально. Но норма эта, опять-таки, не касается преступлений, связанных с насилием.

МВД страшней оппозиции

- Прокурор в криминальном судопроизводстве — очень дискуссионная фигура. Три фракции в ВР не поддержали этот закон, но не они оппозиционеры, - считает А.Портнов. - В оппозиции к этому закону правоохранительные органы. После той дискуссии, того сопротивления, которые мы пережили с правоохранительными органами, поверьте, не страшна никакая оппозиция. Что предлагаем? Прокурор не сможет изымать какое-либо дело для самостоятельного расследования, арестовывать имущество, не выбирает меру пресечения, не может проводить обыск, изымать документы и вещи, не может принимать решения о принудительном приводе, отстранять от занимаемой должности, а главное — не может использовать как доказательства в суде самостоятельно полученные показания. Доказательством считается только то, что человек сказал на судебном заседании. Этот последний пункт уже стоит того, чтобы принимать Кодекс, он делает нецелесообразными и нелогичными любые пытки «в органах», с целью выбить показания.

Где взять честных присяжных?

Еще одна из наиболее дискуссионных норм нового УПК — суд присяжных. Предусмотрено, что в процессе участвуют два судьи и три присяжных. Но такой суд распространяется только на статьи, по которым предусмотрено пожизненное лишение свободы. Мы не можем сделать любой суд судом присяжных, как предлагают, это требует серьезных ограничений в работе присяжных, жесткого надзора за тем, чтобы не было давления, контактов, звонков, а значит, и расходов на организацию. В Украине 665 районных судов, как обеспечить условия работы в них, а главное, обеспечить кандидатурами присяжных на каждый процесс?

Подготовила В.Гейзер.