Интервью с фотопевцом терриконов и наших двориков, которого не было

Когда я шел на встречу с друзьями и близкими Владимира Лапшина, то внезапно поймал себя на мысли, что, по сути, иду брать интервью у человека, которого нет среди нас. Еще неделю назад я мог бы познакомиться с Владимиром Германовичем, поговорить с ним, попросить сказать пару слов для «Провинции», но судьба распорядилась иначе и мне приходится по крупицам собирать образ этого неординарного человека из того, что он оставил в памяти людей, запечатлел в своих работах. Но всё же…

— Здравствуйте, Мастер. Вы по праву считаетесь фотохудожником мирового уровня, хотя жили и творили в соседней Горловке. С октября прошлого года Вы поселились в нашей Константиновке. Почему здесь и как Вам здесь?

— Когда обстреливают соседние дома, поневоле задумаешься о безопасности и профессиональной востребованности. Летом прошлого года я пожил в Святогорске, а затем сюда, к любимой женщине, местной жительнице, с которой у нас роман уже 4 года (у Лапшина никогда не было семьи – В.Б.).

Первое впечатление было не очень. Грязно, блекло. Пойти некуда. Хотя в последнее время мне кажется, я стал понимать Константиновку, ее тихие дворики, цветущие на Ломоносова деревья, красивые храмы, журчащие ручьи и мне стало нравиться.

Но когда всё закончится, я всё равно вернусь в родную Горловку.

— Смотрю, ваши ученики-горловчане в соцсетях ревностно относятся, что Вы сюда переехали.

— Я им отвечаю, что здесь все ребята и девушки такие классные, толковые и самодостаточные! Я из Горловки привез сюда свою лучшую аппаратуру и мы готовим к открытию фото-студию. А пока в августе готовлю провести свою очередную выставку в Сумах.

— Конечно, какая Горловка. Вы объездили весь Земной Шар и вы Человек Мира. Причем, Вы один из немногих в Украине профессиональных фотографов, который стал уже зарабатывать на своем имени.

— Понимаете, всё равно: когда начинаешь активно заниматься творчеством – перестаешь зарабатывать. Начинаешь зарабатывать – страдает творчество. Поэтому я всегда искал компромисс.

Обычно даже маститым фотохудожникам не удается совмещать творчество и деньги. Между тем участие в каждом конкурсе платное, требует вложений, и при этом нет гарантий, что жюри оценит твою работу.  

— Но, тем не менее, Вы — член Национального Союза фотохудожников Украины, победитель многочисленных международных и национальных конкурсов фотографии, член Фотографического общества Америки, провели около полусотни персональных выставок в Украине и Европе, Международная Федерация фотоискусства (FIAP) Вам присвоила высокое звание Excellence FIAP ( выдающийся художник Федерации) и это далеко не все...

— На Западе вопросам фотоискусства уделяется большое внимание. Там регулярное проведение выставок – нормальное явление. Там даже домохозяйки интересуются фотоискусством. Людей искусства, в частности фотографов, в Европе очень уважают. Звания и награды на Западе — это престиж, дополнительная работа, повышенные гонорары. В украинском же фотоискусстве подобные отношения фотохудожника и общества находятся в стадии становления. Впрочем, заметно, что за последние годы украинские фотомастера выходят на ведущие позиции в мировой фотографии.

Надеюсь, что со временем эта профессия станет одной из самых престижных и в нашем обществе.

— Вас недаром называют фотопевец нашего края, основатель направления, школы, которая изображает терриконы и другие, казалось бы, промотходы как нечто живописное, инопланетное. Сдались Вам эти отходы? 

— Терриконы, безусловно, являются одним из символов региона – наряду с углем. Сам я всю жизнь прожил в Горловке на бульваре Димитрова, который упирается в огромный террикон шахты имени Ленина. Правда, его срезали, и получилась уже какая-то непонятная форма. А вот классических треугольных терриконов в Горловке почти не осталось. Треугольник же, как мы знаем из мировой культуры, – это форма, связанная с вечностью, с бесконечным течением времени. Кстати, в последнее время появляются проекты по вывозу породы с терриконов, так что в скором времени их  может и не остаться. Поэтому с философской точки зрения мне важно запечатлеть эту вечность – эти угольные треугольники, пока они существуют.

Константиновцы и сами могли видеть этого высокого седого человека с лицом французского киноактера, когда он в постоянном движении снимал всевозможные мероприятия. Последнее – День Победы в этом году. Сохранилась интересная серия с этого праздника, где одно фото поражает – воин из скульптурной группы памятника как-то устало и с иронией смотрит на всё происходящее через 70 лет после Победы…

И каждый, кто видел его за работой, поражался, как можно справляться с такой тяжелой и сложной фотоаппаратурой не имея правой руки (врожденная инвалидность, которую он всячески скрывал). Представляете, что такой человек, не смотря ни на что, прекрасно пел, танцевал, плавал, играл в баскетбол, волейбол (!), чудесно стрелял из короткоствольного оружия, даже овладел многими приемами боевого самбо.

Он умер внезапно (оборвался тромб) на 61-м году жизни в прошлую среду. Похоронили у нас на Червоном.

«Раньше Константиновка была известна тем, что здесь на стекольном заводе были сделаны Кремлевские звезды, — сказал один из его учеников, — «Теперь она будет известна тем, что здесь похоронен Владимир Лапшин. Прощай Учитель. Прощай Певец Донбасса. Ты будешь жить в каждом кусочке Угля, сверкающем на солнце, в каждой Птице над Терриконом, в каждой Фотографии. Ты не ушел из жизни. Ты отправился покорять свой очередной Террикон».

Ученики и друзья В.Лапшина собираются сделать выставку в Константиновке его работ, посвященных нашему городу, и приглашают всех желающих в этом помочь.

А любимая женщина Владимира Германовича сказала нам, что он обучил ее основам фотоискусства и теперь она это дело не бросит.

Царство Вам небесное, Мастер!

В.Березин.

Фото В.Лапшина, снимки взяты из соц.сетей.