Трамвай нужно спасать! Если он вам нужен, люди

Printer Friendly, PDF & Email
Пытаясь спасти городской трамвай, брошенный областными чиновниками, город в свое время принял на баланс КТУ вместе с балластом еще областных долгов. Наши читатели, вероятно, помнят оживленную дискуссию, развернутую газетой по данному поводу. Тогда в ответ на наши публикации мы получили вал звонков пассажиров, в основном льготников, которые, чтобы любимый трамвай жил, готовы были отказаться от собственной льготы и платить за проезд. Волна, поднятая «Провинцией» и горожанами, вовремя совпала с начавшейся предвыборной кампанией и щедро раздаваемыми посулами — трамваю сохранили жизнь. Однако, по большому счету, его судьба оказалась властям до лампочки. Сегодня, по прошествии нескольких лет, предприятие опять на грани закрытия — долги по зарплате, отсутствие финансирования, а главное — отсутствие перспективы хоть немного обновить парк. На днях в редакцию в поисках поддержки и совета как сохранить электротранспорт заглянула Вера Заплатина, начальник КТУ. Да уж, ситуация в КТУ действительно дошла до критической точки.
 

 
 
Тот самый кактус, который погибал, да выжил...

— Это боль моей души, — начала Вера Григорьевна. — Люди наши мучаются и я вместе с ними. Сейчас у нас очередной тупик — зарплата. Наши водители трамваев пытались что‑то решить самостоятельно, даже звонили на горячую линию Кабмина по поводу зарплаты. Дали им донецкий номер, подготовили они письмо. На той неделе я встретилась с руководителем Славянского троллейбусного парка. У них тоже задолженность по зарплате и опыта больше — в прошлом году они бастовали, письма писали. В ответ из высоких кабинетов получили чуть ли не дословный текст своих же писем. Коллеги сказали — результата не ждите, денег нет. У нас прошлогодняя трехмесячная задолженность по зарплате 188 тыс. грн. Мы своими силами в начале года часть погасили, по текущей — осталось выплатить апрель, в начале года город немного выделил денег. А ведь есть еще старый долг по зарплате 2002‑2004 годов, сейчас это 308 тыс. и налоги на них. Есть еще и пеня, которая сжирает все суммы, пущенные на погашение, и растет, как снежный ком. Я понимаю, что город не в силах дать нам все, что нужно, финансирование на нынешний год очень куцее. Сейчас положение таково, что еще месяц-два город выделит денег, а дальше нам придется своими силами платить текущую зарплату, мы этого сделать не сможем, и все зависнет. Я людей своих не обманываю, но мне стыдно им это говорить. Один сентябрь прошлого года мы выплачивали в течение 4 месяцев. Городские власти нас реанимировали, но это не жизнь, это — агония.

Области мы не просто не нужны, а чуть ли не раздражаем — там прямо говорят, что КТУ следует закрыть. Зам. председателя ОГА по коммунальным вопросам Ю. Хиврич на последнем совещании в городе так и сказал: «Я вам помогу остановиться», пригрозил, что обратится в Региональную техническую комиссию по горэлектротранспорту, которой вряд ли понравится наше нищенское техническое состояние. Да они и так приедут, так как их обязанность проверять состояние контактной сети, пути и подвижного состава. Раньше было проще, комиссии сидели по регионам, наша — в Донецке, она к нам была лояльна, знала наши проблемы. Капремонт контактного провода не помню когда и производился, на вокзале «кривую» пути нужно менять. У нас нет средств заплатить приглашенным специалистам, и своих тоже нет. Положение с подвижным составом катастрофическое, из дерьма, извините, цацу не слепишь, он уже дважды отработал свой нормативный срок. Мы подвариваем железо, а оно на том же месте лопается, проводка — труха. Сейчас комиссия базируется в Харькове, мы общались только по телефону. Кто знает, станут ли они входить в наше положение? И если уж дадут разрешение на эксплуатацию, то тоже возьмут на себя ответственность. Ю. Хиврич твердит, что трамвай для Константиновки был изначальной роскошью, и что город должен взять на себя эту ответственность, как в Дзержинске, где закрыли троллейбус. Но я, положа руку на сердце, не представляю себе этого. И не только потому, что жаль разрушать то, что служило людям 80 лет. Для нас воровство — просто бич, и если наши коммуникации так воруют сейчас, то что будет твориться, если объявим о закрытии?! Тогда «охотники» за неделю все растащат, а у меня рук не хватит все уберечь!

— Осенью ставился вопрос о том, чтобы закрыть один маршрут, а оснащение его продать, эта мера могла бы вас выручить?

— Вопрос об официальном закрытии неработающего маршрута «2» стоит уже год, боюсь, мы его уже не восстановим своими силами, маршрут на «Строитель», скорее всего, тоже. Был план ликвидировать трамвайную линию по ул. Мирошниченко, от автовокзала до ул. Тельмана. Но если честно, мы не горим желанием это делать. Много денег не выручим, а если раскурочим все полотно, значит на нас ляжет обязанность восстанавливать дорожное покрытие. По нынешним ценам на металлолом все вырученные деньги туда и уйдут. Мы оказались в безвыходном положении.

Техническое состояние трамвайного полотна на северном путепроводе ужасно, я прекрасно помню, какие «Провинция» размещала фото. Мы кинулись к мэру, когда узнали про его ремонт, за помощью. Дорожники посчитали, чтобы поменять в этом районе путь протяженностью 800 м, понадобится 800 тыс. Сказали, что могут только подасфальтировать. Нам помог сделать 12 метров «Укрремстрой», но беда в том, такой ремонт на пути продержится год, да и то если будет ходить один вагон.

Нужна хотя бы минимальная поддержка, а сталкиваемся только с препятствиями. Делали госповерку трансформаторов на подстанции, по требованию энергетиков. По-хорошему, ее нужно было делать еще в советские времена, но никто никогда это не проверял, вот никто и не делал. Мы вытянулись, осилили. Теперь РЭС требует поменять счетчик, дескать, может быть у нас когда‑то мощности увеличатся. О чем вы, какие мощности? Но они буквально душат за горло, грозят отключить депо. Может стоит поднимать вопрос в прессе, через общественность, может те же общественные слушания провести? Я хочу прямо спросить город — нужен ли вам вообще трамвай? Если нужен, пора что‑то предпринять. Даже в этих условиях мы еще год-два протянем, но это — предел, остановимся сами, я это не раз говорила и Ю. Роженко, и теперь А. Гомозову. Если найти средства на заработную плату и поддержание трамваев, мы могли бы еще какое‑то время просуществовать. А там глядишь, что‑то в государстве поменяется.

— Вы собираетесь инициировать повышение цены проезда?

— Поверьте, я в редакцию пришла не с этой целью, я просто ищу идеи, подсказки, которые могли бы нам помочь. Боюсь, что в этой ситуации я, как руководитель, останусь крайней, один на один со всеми проблемами. Действительно, у нас себестоимость перевозки одного пассажира — 4 грн. но и процедуру повышения тарифов так просто не проведешь, она усложнилась. Теперь надо не в область ехать, а в Киев, согласовывать с Минэкономики и Минтранспорта. Каждый выходящий транспортный закон только осложняет работу таких маленьких предприятий, как наше.

— Вера Григорьевна, может стоит поискать помощи в корпорации, профсоюз как‑то подключить?

— Наша Корпорация горэлектротранспорта выходила на Кабмин по вопросам перевозки льготников, уже видать и большие города достали их. Они с профсоюзами обращались с просьбой о стопроцентном возмещении (нам его дают со скрипом, уменьшая год от года, за 2008 год дали 64 %). И — ничего. Теперь они нам звонят: «Ну как вы? Крепитесь, мы мысленно с вами». Ну и периодически напоминают, чтобы не забывали платить членские взносы. Нет, бороться за трамвай придется городу, нам нужны идеи людей.

— Думается, это была большая ошибка команды Роженко, что вам не отдали коммунальные автобусы, купленные за деньги областного бюджета…

— Они пришли в город еще при Бащинском, и насколько я слышала, изначально планировалось создать на базе КТУ, как в некоторых других городах, автобусное и электротранспортное объединение. Когда выделялись деньги, в строке «назначение» стояло — «для нужд горэлектротранспорта», а потом «электро» опустили. Это было бы логично, уже было коммунальное предприятие транспорта, ему бы еще и автобусы дополнительно дать, и весь коммунальный транспорт был бы в одних руках, регулировались бы все пассажирские потоки.

— А их отдали «своему» человеку, отдали для непрозрачных схем, и все вышло из-под контроля. Может, вам надо было быть понастойчивей?

— Я тогда не была руководителем трамвайного управления.

— Тогда руководителем был Кутафин, он не слишком боялся начальства, занимал независимую позицию, почему его и убрали.

— Да, наши рабочие даже ходили к Ю. Роженко, настаивали, чтобы Кутафина оставили на месте. А что касается автобусов, то теперь они в таком состоянии, что если бы их отдали нам сейчас, то это была бы уж точно катастрофа. И, как бы там ни было, водители автобусов привыкли работать на вольных хлебах, у них свои кондуктора, а мы пытаемся контролировать поступления выручки, обилечиваем проезд. Но известно, деньги — как сало, к рукам липнут. Я пыталась сравнить, сколько автобус и трамвай привозит выручки в день, так получается, что трамвай немножко больше привозит. Если три вагона ходят стабильно, то кондуктора привозят 900 грн. в день. Это для нас, даже в сравнении с прошлыми годами, неплохая выручка. Даже с учетом того, что все бабушки-льготники — наши. Так что трамвай еще рано списывать со счетов, он еще нужен горожанам.

История константиновского трамвая — наглядный пример того, что происходит, когда власти говорят одно, а делают другое. Кто знает, может быть и зампред ОГА Ю. Хиврич смотрел бы на наш электротранспорт по‑другому, если бы город все эти годы был озабочен судьбой трамвая, а не «раскруткой» частного извоза. Похоже, горожанам, особенно жителям окраинных поселков, пора начать думать, как спасать свой родной трамвай. Времени, пока это можно будет сделать, почти не осталось.

Вместе с тем жизнь и история учат, что ничего невозможного для людей, охваченных духом созидания, нет. Лишь бы дух был. Кстати, недавно в трамвайном управлении внезапно и очень ярко зацвел кактус. Такого уже и не чаяли — растение просто погибало. Теперь сотрудники любуются пышными белыми цветами и надеются, что это — добрый знак.

Подготовила В. Гейзер.