Ковбой: «Мой Иловайск был в Кутейниково»

Printer Friendly, PDF & Email

В эти печальные дни, когда вся Украина вспоминает многочисленные жертвы, которые понесли наши защитники в боях в августе-сентябре 2014-го в районе Иловайска, к нам обратился наш знаменитый Ковбой, ветеран украинского движения с 1988 года, совсем недавно вернувшийся с современной войны с Россией, - Игорь Резенко с просьбой дать ему слово по тем событиям. Потому что накипело, потому что уже как-то «переварилось и успокоилось» и можно начинать спокойный рассказ о тех днях и не только. Человек он не многословный, так что уж извините, если не все будет велеречиво и связно.

Четыре года прошло после Иловайской трагедии. Все время замалчивали или говорили полуправду. И только в этом году, наконец-то, стали говорить, что воевали и полегли не только ВСУ, но и добровольческие батальйоны. Даже то, что они оставались там и стояли до последнего. Я лично в этом участвовал, был в предместье Иловайска, небольшом поселке Кутейниково, откуда все и началось. Почему подсолнух и стал символом Иловайской трагедии, ведь его в городе не было, а все вокруг города им было засеяно. Они мне до сих пор снятся. И бойцам они иногда жизнь спасали.

Первая вылазка на Кутейниково произошла в самом начале окружения котла. Теперь об этом официально говорят, что как раз на батальоне «Шахтерск», в котором я воевал, была самая высокая концентрация вражеских войск. И то, что мы прошли без потерь — колоссальная заслуга нашего комбата Руслана Онищенко, позывной Первый. Он из тех мест — Торез, Шахтерск, Иловайск. И костяк нашего батальона был оттуда. Все они были изгнаны за проукраинскую позицию. Думаю, под Иловайском нас спасло то, что он местный.

Продолжение следует