Рецепт от кризиса один — «пахать» надо

Printer Friendly, PDF & Email
Юрий Валентинович Яблучанский, директор ДП фирмы «Дебекс Украина», оказался интересным собеседником. По образованию он — языковед, закончил в свое время факультет романо-германской филологии, но почти вся профессиональная жизнь оказалась связанной с производством. Его небольшое предприятие — один из самых известных в Украине производителей рам для картин и фотографий, хотя на нем работает всего чуть более двух десятков человек.
 
 
Производственный цех «Дебекс Украина»

— Мы родились в 1998 году, — рассказал Юрий Валентинович. — Название «Дебекс» — аббревиатура из фамилий двух уроженцев и жителей Швейцарии: господ Дуппенталя и Баумгартнера. Мое последнее место работы до «Дебекса» — начальник внешнеторгового отдела стекольного завода. Однажды секретарь позвала — позвонивший говорил по‑немецки. Это был представитель швейцарской фирмы «Дебекс», специализирующейся на рамочном бизнесе. Этот звонок, как оказалось, изменил мою жизнь. Мы начали с ними сотрудничать, поставлять им стекло, они время от времени приезжали сюда. Так мы и познакомились в человеческом плане, стали общаться. У них уже были свои предприятия в Швейцарии и Словакии. Позже узнал, что швейцарцы планируют открыть новое где‑то еще. Поначалу идея была — в Китае, все тогда накинулись на Китай. А я их начал потихоньку убеждать, что в Украине такое дело тоже хорошо пойдет. Они съездили на какой‑то семинар в Одессу, им понравилось: там море, есть условия для поставки. А я опять уговаривать начал — ведь у нас Мариуполь рядом, тоже море. Так постепенно и подошли к той мысли, что лучше это сделать в Константиновке. И сделали предприятие, которое занимается рамками для фотографий, сертификатов, чего угодно. На первый взгляд может показаться, что это дело, скорее, для какой‑нибудь кустарной мастерской. Ничего подобного — мы как‑то были на всемирной выставке рамочников в Италии, где, к слову, «Дебекс Украина» представляла страну. Из СНГ были только посетители, а не участники, а мы участвовали. Это серьезный бизнес с солидным спросом. Так что мы уже одиннадцатый год работаем в этом направлении. Мы работаем, и это здорово.

— И не заметили кризиса?

— Знаете, нельзя жить в обществе и быть независимым от него, — заметили и ощущаем. Но от чего пришлось отказаться, мы говорить не будем, только работать стали больше. Антикризисный рецепт, если так можно выразиться, у нас один — «пахать» надо. Так что паники у нас нет, сейчас на выставку в Донецкий экспо‑центр готовим нашу экспозицию. Это стандартное специализированное мероприятие. Мы участвуем в них часто, конечно, это стоит денег и отвлекает силы. Но мы считаем, что в этих условиях надо обязательно работать на рекламу, а выставка очень удачная возможность заявить о себе. Это множество заинтересованных сторон, а значит контактов. Главное — не сидеть и не ждать, пока к стенду подойдет кто‑то. Проводится большая подготовка и, поверьте, тяжелая работа. Мы знаем, кто к нам придет на выставку и когда придут люди.

Сегодня я слышу «купуйте українське» — вот идея в чем. Рамку такого качества, какую видите сейчас, можно купить в супермаркетах любой европейской страны. Дизайн, материалы, технология у нас — оттуда, нет ни одного «бэушного» или китайского станка, оборудование европейского или американского производства. Очень серьезное оборудование.

— Я считаю, что глобального кризиса у нас вообще нет. Просто нас неправильно в свое время ориентировали и привязали к долларовой системе. Время говорит, что нужно что‑то делать, искать другие инструменты управления. Я пытаюсь разобраться, понять. В Европе, а мы общаемся с партнерами по многу раз, это тоже сказалось, так как доллар везде был эквивалентом. А тот кризис, который у нас с вами, существует давно. Прежде всего, в отношении к работе — мы забыли, что надо работать, а не иногда о ней говорить, в упадке человеческих отношений, мы готовы разорвать друг друга. Вот это и есть кризис, но он не имеет никакого отношения ни к финансовому, ни к глобальному. То, что сейчас происходит в Украине — это, наверное, из худших вариантов. Но мы‑то с вами находимся на действующем, на нормальном предприятии. Из окна нашего помещения видим строящийся цех стекольного завода. Да, он не работает сегодня, но эти ребята еще поднимутся, они верят в завтра и не рассказывают, что кризис продлится десяток лет.

— Кстати, экономией энергоносителей мы занялись много лет назад, когда услышали об обогревателях направленного действия, тогда это было диковинкой. Привезли такой из Минска и ушли от проблемы обогрева огромного цеха. На улице «минус», а у нас ребята в майках работают.

— Кризис, так называемый, заставляет больше думать. Я вам скажу о фурнитуре. Вот эта маленькая деталька — подвес для рамы. Открою «страшную» тайну — эту мелочь мы завозим аж из Италии. Не стыдно ли ЭТО завозить оттуда? Десять лет назад я пришел на КЗВА к главному инженеру с набором фурнитуры и предложил, — сделайте маленький участок для трех-пяти работников, и они могут вытащить завод, ведь крупные заказы — есть или нет, а вот эта мелочевка будет нужна всегда. Если вам удастся сделать не худшего качества, то можем Европу завалить подобной продукцией, мы знаем, кто это будет использовать. «Главный» тогда только пожал плечами: а как же объемы? Где сегодня КЗВА? А «Дебекс» был, есть и будет. Так что кризис у нас в головах будет до тех пор, пока не поймут люди — не «пузыри» надо пускать, а думать и делать.

Подготовила В. Гейзер.