Краткая история 135-ой Константиновской танковой бригады. Часть 4

Printer Friendly, PDF & Email

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

А кто командует?

В прошлом номере «Провинции» от 29.06.2011 мы привели три разные версии первого боя 135-ой танковой бригады. Интересует одно: как получилось, что бригада не выдвинулась затемно на исходные позиции для атаки? Кто дал приказ о переносе наступления? И вообще, кто командовал? Кто несет персональную ответственность за неудачный бой?

Генерал А.И. Антонов

Скажу сразу, советской группировкой на кавказском направлении командовали незаурядные полководцы Красной Армии. Косвенным образом это подтвердил Гитлер, который уже 10 сентября 1942 года отправил в бессрочную отставку до конца войны за провал наступления на Кавказ своего главнокомандующего Вильгельма Листа. Недовольный темпами его наступления Гитлер взял там командование на себя. С провальным результатом...

Северо-Кавказским фронтом командует Маршал Буденный. Против его 15-ти танков, да еще 80-ти только-только прибывших в 51-ю армию (мы уже знаем, - лишь до первого боя), действуют две немецких танковых армии — 1-я и 4-я. Четыре полноценных танковых корпуса. Во втором эшелоне переформированная по штату панцергренадерской, но еще называющаяся моторизованной, дивизия СС «Великая Германия». Но они не в состоянии в степи окружить нашу пехоту, отступившую за Дон почти без артиллерии!

Конечно, немцы триумфально наступают. Но идут в стратегический тупик. Действия Буденного июля-августа 1942 грамотны, он рассчитывает действия на пару ходов вперед. Производит толковые контрудары, вроде того, что нанес 17 казачий кавкорпус на реке Ее. Еще до начала боев Буденный предвидел, что останавливать немцев надо будет на Тереке и в предгорьях Кавказского хребта. Там он концентрирует резервы. Туда он и отвел войска, не дав немцам их окружить.

Да и попробовал бы Буденный воевать по-другому, если у него в подчиненных - абсолютный советский военный гений. Начальником штаба с 28.07.1942 у Семена Михайловича был Антонов, его старый начальник штаба по МВО, которого гениальным в глаза начали называть уже в 1942 году. “Он несомненно обладал... гениальным постижением замыслов противника и умением хитроумно разрушить эти замыслы” - это мнение 1942 года будущего Маршала Победы Малиновского. “Ледяной сфинкс”, - характеристика Члена Военного Совета (смотрящего от партии) Северо–Кавказского фронта С.М. Ларина. Ларин, очевидно, имел в виду непохожесть Антонова на других штабных офицеров. А с чего ему быть похожим, если он потомственный русский кадровый офицер еще дореволюционной выучки среди «червоных валетов». После того как на Балтике революционные морячки перебили кадровых офицеров, новая власть назначила новых, идейно-близких. Те же матросики их и назвали «червоными валетами». Почему валетами? А потому, что не короли (не профессионалы, и службу с «братишек» требовать побаиваются). Тот же Ларин говорил, что Антонов подчинил своей воле Буденного, который во всем следовал его указаниям. Разгадка гениальности Буденного в июле-августе 1942, кстати. Но ведь и умение использовать сильные стороны своих подчиненных — это ум командира. Василевский неоднократно и настойчиво рекомендовал Сталину Антонова на должность своего заместителя в Генштаб, а потом, когда уже он согласился, то тот же Василевский открытым текстом писал Сталину в 1945, что хотя Антонов и заместитель с весны 1943, но фактически является начальником Генштаба. Лишь с приходом Антонова Генеральный Штаб Красной Армии заработал как швейцарский хронометр. Антонов стал ближайшим и довереннейшим советником Сталина в конце войны. Именно на него приходится львиная доля сталинского общения с генералитетом во время войны.

А непосредственно Донской группой командовал еще один военный гений, Родион Яковлевич Малиновский. В 15 лет он убежал на фронт в первую империалистическую. «Георгий» 4-й степени и ранение на русском фронте. Русский экспедиционный корпус и Иностранный легион во Франции, ранение, два французских ордена. Школа еще та. Он блестяще проявил себя летом 1941, затем командовал Южным фронтом в 1941-1942. Малиновский стал героем того самого эпохального и знаменитого приказа №227 от 28 июля 1942 года «Ни шагу назад». На вопрос, что было для него наиболее памятным на войне, он отвечал: «Сдача Ростова». Он сдал Ростов с мостами немцам без боя, после чего его Южный Фронт, бросив технику, вплавь спасался от немецких танков. Вот после этой действительно катастрофы, стал у Буденного, полного Георгиевского кавалера первой империалистической, заместителем и командиром Донской группы.

К 30 июля группа, которая попала под главный удар немцев, которые стремились выйти на Сальск, уже была рассечена. Там, где решалась судьба фронта, в районе Сальска, он и находился. Через несколько дней его снимут с группы и направят с понижением командовать армией. Малиновский остановит Манштейна на Мышковой в декабре 1942 и не даст деблокировать 6А Паулюса, окруженную в Сталинграде. После этого триумфа его карьера снова пойдет в гору. В 1944 году он блестяще проведет Яссо-Кишиневскую операцию, обрушившую весь южный фронт немцев. После войны он станет Министром Обороны, но эти несколько дней июля 1942 года его биографы и советские военные историки будут обходить вниманием...

А еще на линию Главный Кавказский хребет - Терек подтягиваются войска Закавказского фронта еще одного неплохого генерала, Тюленева. Но в Тбилиси вскоре появится лучший сталинский менеджер - Лаврентий Берия. Расстрелять, или хоть арестовать, опального Малиновского у него не получится. Того сунет в самолет Иван Тюленев: «Лети отсюда в Москву, пока Берия в отъезде». Но вот мобилизовать все ресурсы региона для отпора немцев он сможет.

И вот у таких незаурядных, опытных военачальников такая необъяснимая глупость со временем начала контрудара, Гречко даже пишет о катастрофе, хотя на фоне других событий это так, неудачная атака. О чем они умалчивают?

И.Бредихин, преподаватель истории КПЛ.

Продолжение следует.