Раритет с чердака

Printer Friendly, PDF & Email

Чердаки старых домов могут быть полны самых разных исторических раритетов. Так, летом этого года ждало меня несколько находок, ценность которых - не в их потенциальной антикварной стоимости, а в их способности отразить свою эпоху во всей ее полноте и противоречивости. У меня сформировалась небольшая коллекция тетрадей и песенников военных и первых послевоенных лет, но тетрадей, что называется, не фабричного производства, а созданных из подручных материалов. Так, очень интересен песенник времени немецкой оккупации Константиновки, написанный на книге учета рабочего времени одного из цехов завода им.Фрунзе, изданной в 1941 году. В течение нескольких дней, перед приходом 29 октября 1941 года немецких оккупантов, город разграблялся местным населением. Скорее всего, именно так оказалась в частных руках заводская канцелярская продукция.

Фрагмент плаката

Но куда интереснее тетрадь по марксизму-ленинизму одной из студенток местного техникума 1944 года, сшитая из нескольких немецких пропагандистских плакатов образца ноября 1942 года. Плакатов несколько, все идентичного содержания (см. на нашем сайте). Это наводит на мысль о тех же мародерских способах приобретения “канцелярских принадлежностей” в сентябре 1943 года, как и в октябре 1941. Плакат называется “Поворот до праці. Тяжка промисловість України допомагає енергійно направити воєнні шкоди!” На нем мы можем видеть пропагандистской направленности любопытный текст и шесть фотографий с подписями. Текст гласит: “Скоро по освободженні країни взялася тяжка промисловість України під німецьким керуванням знову за відбудову. Вдалося в чималій мірі усунути вже тепер воєнні шкоди й діло відбудови просувається всюди вперед. На те треба зусильної пильності робітників, де тільки вони не працювали б. Німці це пильний народ і тому привик вимагати тої ж самої мірки праці від інших. Швидке й просторе повернення до ладу індустрії та сільського господарства вможливить довести в прискореному темпі до переможного закінчення війни з московською бандою...”

Это не совсем тот украинский язык, к которому мы привыкли. Возможно, текст написан немцем, возможно, эмигрантом из Галичины, здесь необходимо дополнительное исследование. А на фотографиях мы можем видеть ту Украину, о которой мечтали в конце 1942 года оккупанты. Здесь работают предприятия тяжелой индустрии нашей страны. Здесь образцовый порядок и дисциплина, а немецкий и украинский специалисты дружно трудятся на благо третьего рейха. Насколько картинка соответствует действительности?

В первые годы второй мировой войны, вплоть до начала 1942 года, военной экономикой Германии руководил Герман Геринг. Размеры военного производства были мизерными. Так, в мае 1940 года немцы произвели немногим более 40 танков, доля военной продукции в ВВП страны составляла менее 15%, в 1941 — 19%, в 1942 — 26%, в 1943 году — 38%, вплоть до конца 1941 года экономика Германии работала в режиме мирного времени. Даже после нападения на СССР, директивы Геринга ориентировали хозяйственные органы оккупантов на первоочередное обеспечение армии лишь нефтью и продовольствием. Однако, это не относится к крупному немецкому бизнесу, который сразу после 22 июня 1941 года начал яростную конкурентную борьбу за предприятия украинской тяжелой индустрии.

Немецкие концерны составили список крупных производств в Советском Союзе, представляющих для них наибольший интерес. Металлургический завод им.Фрунзе попал в этот список под номером 24. В записках д-ра Рейхарда, руководителя иностранного отдела концерна “Отто Вольф”, от 25 и 30 июня 1941 года говорится: “Что касается железа и стали, то предусмотрены следующие руководители управлений, на которые намечено разделить всю территорию... 3. Для Киева... г-н директор д-р фон Брук (акционерное общество Хеш)... Исключительной важности районом является Украина с производством 22 млн т железной руды, 1,8 млн т марганцевой руды, 12 млн т стали и около 35 крупных домен и прокатных станов.

Сегодня я посетил хорошо мне знакомого г-на д-ра фон Брук, намеченного уполномоченным по южнорусской металлургии... В ходе переговоров г-н д-р фон Брук сообщил мне, что заводы 22 (Сталино), 23 (Макеевка) и 24 (Константиновка)... предусмотрено передать в управление (пока технического порядка) группе Отто Вольфа”.

Немецкие промышленники увлеченно делят в июне 1941 года шкуру еще не убитого русского медведя: “В ходе дальнейшего обсуждения г-н д-р фон Брук дал мне разъяснение относительно... металлургических, прокатных и других предприятий, которые пока еще принадлежат Советской России. Доверенным лицом по группе заводов 22-24 намечен г-н д-р Монден, старший специалист по домнам группы Отто Вольфа...”

Делить нашу индустрию ограниченные немецкие буржуа, пусть и в стране победившего национал-социализма, продолжали и в июле 1943 года, за месяц до освобождения Донбасса.

Лишь провал планов молниеносной войны (план “Барбаросса”) заставил немцев более серьезно взглянуть на экономический потенциал Украины. К тому же, вместо некомпетентного, думающего лишь о самообогащении Геринга, руководство военной экономикой рейха и оккупированных территорий с февраля 1942 года взял на себя личный архитектор Гитлера Альфред Шпеер. Великолепный организатор, он уже не мог вернуть упущенное в эйфории от первых побед. Лишь с началом 1942 года немцы занялись восстановлением украинской индустрии.

Реальность ноября 1942 года была не столь радужной, как это хотели показать немецкие пропагандисты. Крупных успехов оккупанты достигли лишь в эксплуатации сельскохозяйственных ресурсов и выкачке сырья из Украины. Что касается тяжелой промышленности, то здесь крупных успехов, типа восстановления Днепрогэса и ряда металлургических заводов, было немного. Масштабы восстановленной украинской промышленности оказались незначительны. На оккупированных территориях Украины процветал черный рынок и спекулятивные операции торговцев. Немецкие органы власти оказались, в массе своей, коррумпированы изначально. Население, встречавшее немецких оккупантов в 1941 году равнодушно или с симпатией, после начала широкомасштабной кампании по отправке в Германию “остарбайтеров” и ряда других непопулярных акций немцев, начало все более и более разочаровываться в “новом порядке”.

На другой стороне тетради по марксизму-ленинизму, сшитой из немецких плакатов, - подробнейшая советско-официозная биография И.В.Сталина. Столь же парадная и идеологически выдержанная, как и нацистская пропаганда. Война на Восточном фронте была битвой двух тоталитарных идеологий. Отсюда вся ее бесчеловечность. С обеих сторон.

P.S. Не уверен, что подобная диковинка есть в каком-либо музее Украины. Так что Константиновка не только город неплохих ресторанов, как пишут на сайте.

И.Бредихин, преподаватель истории КПЛ.

File attachments