1971 год. Война районного масштаба

Printer Friendly, PDF & Email

Краевед, в отличие от профессионального историка, не строит общих схем, а просто отыскивает и обнародует факты местной истории. В силу полученного образования, меня постоянно тянет в область философии истории. Но у меня нет желания кого-то осуждать в нашем недавнем прошлом или поучать в настоящем. Говоря о недавней советской истории, не хочется повторять идеологически окрашенные банальности. Я разделяю старую максиму: «Истина всегда конкретна».

Свято хранят память об Иване Федоровиче Харченко ветераны константиновской милиции. Даже через 40 лет после гибели его ученики и ветераны МВД посещают могилу своего учителя.

Эта история случилась в провинциальной Константиновке в 1971 году. В Советском Союзе партия, как известно, была одна. Но борьба за власть и ресурсы шла нешуточная. Шла она, что называется, «под ковром», рядовой житель страны Советов о ней даже не догадывался. Министерства и республики боролись за ресурсы и властные полномочия. Победитель перетягивал финансовое одеяло (распиливал бюджет) на себя, оставляя неудачнику крохи. Интересы государственные, общественные все чаще приносились в жертву интересу приватному, эгоистичному, замаскированному под интерес отдельного государственного института, министерства. Фраза «все идет по плану» Егора Летова адекватно оценивает управленческую неэффективность советской системы времен застоя.

За компартией, конечно, оставалась «руководящая и направляющая роль», но иногда и она втягивалась в «бои местного значения» за границы властных полномочий. Именно такая схватка между коммунистической партией и милицией произошла в нашем городе в 1971 – 1972 годах. Министром МВД СССР с 1966 года был тогда Николай Анисимович Щелоков, генерал-полковник и член ЦК КПСС. Крупный государственный деятель, он много сделал в эти годы для укрепления органов внутренних дел, борьбы с преступностью. Его разложение пришлось на более поздние годы, когда он допустил злоупотребления и присвоение государственных средств, исчисляемых сотнями тысяч рублей. Прочность позиций Щелокова объяснялась дружбой и совместной работой с 1939 года с Леонидом Брежневым, Генеральным Секретарем ЦК КПСС.

Начальником Управления МВД Донецкой области был в ту пору генерал-лейтенант Поперека, еще один фронтовой товарищ Брежнева. В 18-й Армии один был начальником политодела, другой, Поперека, возглавлял особый отдел. Фронтовая дружба с лидером страны делала позиции главного милиционера Донецкой области непоколебимыми. Все видели, как во время визита в Донецк шли Брежнев с Поперекой в обнимку по центральной площади города, а уже за ними следовали донецкие руководители во главе с авторитетным в стране первым секретарем обкома Дегтяревым.

Завязкой всей этой истории послужил резкий спор зам. начальника по оперработе константиновского горотдела милиции Михаила Яковлевича Лившица со своим непосредственным начальником из донецкого управления. Этот спор февраля 1970 года, едва не перешедший в рукоприкладство, завершился тем, что Лившиц подал рапорт на увольнение. Михаил Яковлевич был сильным профессионалом, работу свою знал и любил. Константиновка тогда «славилась» не только чудовищной экологией, местные жители с долей некоторой гордости утверждали даже, что по уровню выбросов в реку Кривой Торец и в воздух всякой химической гадости, город занимает первое место в СССР. Также Яма, так иногда называли наш город между собой сотрудники милиции, стабильно имела высокие показатели по криминогенности. В этих непростых условиях Лившиц более десяти лет делал главную работу милиции — ловил преступников. Он возглавлял уголовный розыск, затем был заместителем по оперработе. Розыскник «от Бога», он прекрасно сработался с многолетним начальником горотдела милиции полковником Иваном Федоровичем Харченко. К сожалению, Харченко трагически погиб 2 октября 1968 года в автокатастрофе.

Пришедший на смену Харченко Евгений Федорович Водолазский особым трудолюбием не отличался. Но с таким замом по оперработе, как Лившиц, его неполное соответствие занимаемой должности было незаметно. Как-то, в советское время, мне довелось посетить прекрасный город Баку. Мой друг, местный житель, азербайджанец, рассказывал о работе разных руководящих советских организаций: «Директор, конечно, азербайджанец. И все сотрудники, человек тридцать, тоже азербайджанцы, родственники или земляки. Но есть в организации скромный еврей или армянин, заместитель директора, вот он всю работу и делает, только он в делах и разбирается». Вот таким умным евреем при начальнике-лентяе и был Лившиц. Впрочем, на их дружбу это не влияло. Оба были заядлыми охотниками, после их охоты в Сибири на медведя, медвежатиной лакомился весь оперсостав горотдела.

С уходом Лившица оперработа в Константиновке пошла под откос. На розыск и замом по оперработе к Водолазскому пришли люди, которым не хватало - одному опыта, это был присланный из Горловки старший опер, молоденький старший лейтенант со стажем работы на этой должности в один год, другой был переведен на оперработу из следователей. Неплохой следак, в школе милиции, где половину учебного времени занимает оперативная подготовка, он не учился, а его университетский диплом с изучением римского права и разного рода кодексов оказался в данной ситуации непрофильным.

В общем, решил пенсионер Лившиц, что друга-начальника надо спасать. В Управлении кадров МВД Украины у Лившица был друг. На фронте Михаил Яковлевич командовал батальоном, а Бакланов был его старшим начальником. Фронтовая дружба вещь крепкая, поэтому друзья организуют перевод Водолазского из криминогенной Константиновки от греха подальше в более спокойную Новую Каховку. Вот только найти ему замену оказалось непросто.

Горотдел милиции был тогда отделом исполкома, подчинение было достаточно формальным, за начальство в милиции считали, естественно, министерскую вертикаль Донецк — Киев, но вот подача и утверждение на должность шло через исполком. Типичное двойное подчинение. Вообще-то исполком был «фиговым листком» советской демократии, ведь решения принимались не там, а в горкоме партии, где правоохранительные органы курировала третий секретарь ГК КПУ Клара Игнатьевна Якусевич, а первым секретарем ГК был Евгений Иванович Карягин. Документы по подаче и утверждению на должность визировали первый секретарь ГК и председатель горисполкома.

Трех кандидатов, представленных на должность начальником управления МВД Донецкой области Поперекой, партийный босс Константиновки отверг. Желающих ехать на ПМЖ в Константинтиновку с ее «газовыми атаками» никогда особо много не наблюдалось, а тут еще партийное руководство города вторглось в область кадровой политики МВД, что большому милицейскому начальству не понравилось. «Не нравятся мои кандидатуры — ищите себе начальника милиции сами», - сказал Карягину в телефонном разговоре генерал-лейтенант Поперека. В этих словах не было христианского смирения перед волей правящей партии. Партийный чиновник вторгся на территорию, где МВД не могло смириться с чужаками. Впереди была война.

И.Бредихин, преподаватель истории КПЛ.

Продолжение следует.