Слово Николаю Кузьмичу

Правозащитник, бывший народный депутат СССР Nikolay Kozyrev

Меня спросили журналисты:

1. Донбассу нужна реинтеграция? Деоккупация? Или изоляция? Ведь «республики» по факту уже отрезаны - приобрели черты государственности, их блокада признана официально, связи разорваны, там действуют свои законы. Какой точки зрения относительно оккупированной части Донбасса придерживаетесь вы? Можно ли вернуть Донбасс Украине? Как?
2. Как вы оцениваете слух о том, что все-таки Путин, подталкиваемый окружением, пойдет на уступки – ради того, чтобы попытаться снова втолкнуть республики на неких условиях. Летом состоится встреча т
Трампа и Путина, на которой по данным из дипломатических кругов, будет рассмотрена такая возможность - частичное снятие санкций взамен на вывод войск из Украины и ослабление поддержки боевиков. Как вы оцениваете возможность политического вталкивания республик обратно в Украину? кажется ли вам возможным в какой-либо мере реализовать «минские соглашения»?
3. Говорят о том, что Захарченко и Плотницкий будут убраны и кто-то их заменит. Как вы думаете - кто? Какие фигуры могли бы быть компромиссными между Украиной и фейковыми республиками, чтобы это было принято обществом?

Мой ответ:

1. По крайней мере, три фактора необходимо учитывать, чтобы прогнозировать "возвращение блудного сына Украины - Донбасса". Война - дело серьёзное.

Первый фактор - Россия нарушила международный политический и правовой порядок, нарушила Устав ООН, совершив акт военной агрессии против Украины. Оккупация и аннексия Крыма, а потом и военная агрессия в Донбассе - это факт необъявленной войны и де-факто разрыв двухсторонних договоров между Россией и Украиной. Устоявшийся термин "гибридная война" в этом смысле ничего не меняет, а только навязывает ложную интерпретацию этой войны. Все войны, даже Троянская («Троянский конь»), имеют гибридный компонент. Оккупация части Донбасса - продолжение и развитие военной агрессии России в Крыму в нагрузку с чудовищными кровавыми военными преступлениями в Луганском и Донецком регионах.

Второй фактор - украинское руководство ступило на ложный оппортунистический путь "Минских соглашений", которые под диктовку Путина искусственно развели Крым и Донбасс. Говорят, это было в ситуации "с пистолетом у виска". Дальнейшие события в свете "торговли на крови" противоречит такому пониманию. И теперь вместо признания исчерпанности политического ресурса "Минска" и поиска иного формата (например, Будапештского) оправдывает это "стояние на Угре" необходимостью освобождения пленных. "Хоть шерсти клок". Эта политика не в интересах Украины. Агрессора она устраивает, что видно и по тому, как важничают в Минске Захарченко и Плотницкий и их "дипломаты" и как старательно они ежедневно кидают дровишки в костер войны, в сущности, диктуя свою повестку дня.

Третий фактор - позиция западных стран. Политика санкций действенна, но не стоит преувеличивать их значение. Как не стоит и винить их в недостаточной помощи Украине. Помогают тому, кто борется за правое дело. И на военном, и на дипломатическом фронтах.

В контексте этих трех пунктов предполагаю возможным возвращение Донбасса в рамках государственной стратегии из двух этапов.

Первый этап - дипломатический и информационный. Наша дипломатия за три года войны не смогла даже добиться не только специальной повестки дня на сессии ООН по вопросу агрессии России и нарушения ею Устава ООН, - мы даже не смогли внести этот вопрос отдельной строкой в повестку дня ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи ООН! Во время войны! А ведь всего-то и надо было сделать актуальным статью 27 Устава ООН, в которой записано: "3. Решения Совета Безопасности по всем другим вопросам считаются принятыми, когда за них поданы голоса девяти членов Совета, включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета, причем сторона, участвующая в споре, должна воздержаться от голосования при принятии решения на основании Главы VI и на основании пункта 3 статьи 52".

То есть наша дипломатия могла бы представить на сессию ООН достаточно информации в качестве доказательства агрессии России и для признания ее "стороной, участвующей в споре" и тем самым - лишить РФ права голосования в Совбезе, а значит и права вето при специальном рассмотрении украинского вопроса. А дальше маячит угроза членству РФ в Совете Безопасности! Может, президент Порошенко и министр Климкин не читали Устав ООН? Да, это было бы беспрецедентным случаем со времени создания ООН. Но создание такого прецедента - дело патриотической чести украинской власти ради сохранения суверенитета украинского государства и жизни украинцев.

Во всяком случае, освобождение Донбасса, пока Путин правит Россией, возможно только при нанесении ей чувствительного статусного поражения на международном уровне. Только в таком случае позиция западных стран не ограничивалась бы сочувственно-гуманитарными локальными санкциями, а определялась решением Совета Безопасности ООН в интересах не только Украины, но и сохранения международного мира и безопасности.

В рамках этой дипломатии должна быть мощнейшая информационная кампания для западных обществ относительно совершенных агрессором военных преступлений, преступлений против мира и человечности. Задачка явно не для "Мінстець".

И тогда будет открыта дорога второго этапа - военного освобождения Донбасса с участием международных сил. То есть его деоккупация. И возвращение Крыма.

2. Если руководители страны не совершат такого прорыва на дипломатическом направлении, Путин будет последовательно и разными инструментами - военными, дипломатическими, информационными, ресурсами пятой колонны - уничтожать Украину и дальше. А мы - платить ему пошлину жизнями солдат и разрушительным комплексом жертвы в общественном сознании.

Впихнуть ЛДНР в качестве субъектов региональных автономий Украины было политикой Путина в рамках "Минских посиделок" после провала проекта "Новороссия". Что и как будет дальше - трудно сказать. Тем более, в плане отношений РФ - США. Но если принять во внимание свежую информацию о том, что президент США Трамп обозначил Россию как одну из главных угроз миру, есть надежда, что Путин будет терять свой ресурс как на международном уровне, так и внутри России.

3. Что касается дальнейшей роли выдающихся полководцев ЛДНР и их возможной замены "компромиссными фигурами", то в свете сказанного выше я не нахожу возможным что-то прогнозировать на этот счет. Всякие компромиссы с агрессором - вариант капитуляции.