Городская больница — на передовой борьбы с коронавирусом

Медики сейчас на переднем крае борьбы с пандемией, вызванной коронавирусом. Наша городская Многофункциональная больница интенсивного лечения (МБИЛ) — не исключение, хотя на прямую в борьбе с последствиями коронавируса, во всяком случае, пока, она не задействована. Однако жизнь во все более строгом карантине безусловно повлияла и на ее деятельность. Как именно — об этом беседуем с директором МБИЛ Еленой Руденко.

— Недавно стало известно о том, что благотворительный Фонд Бориса Колесникова оказал материальную помощь Константиновской МБИЛ в размере 1 млн грн. На что пойдут эти средства?

— На той неделе мы разговаривали с представителями Фонда о том, что они выразили готовность оказать помощь больнице в размере миллиона гривен, это было личное поручение Бориса Викторовича. Потом, возможно, будет еще помощь. Ситуацию на рынке вы знаете — все эти дезинфицирующие, средства защиты и необходимое оборудование — у нас в жестком дефиците. Поэтому с ребятами из Фонда мы работали плотно, искали поставщиков: у кого есть какие-то остатки, у кого есть возможность поставить то, что нам нужно в максимально сжатые сроки.

На данный момент у нас уже есть конкретный результат. Вчера мы получили 850 респираторов типа ПП-2 — те, которые рекомендуются ВОЗ специально для работы с контактными пациентами и больными Covid-19. Еще ожидается поставка защитных костюмов, которые должен надевать медработник, работая с больным этой инфекцией человеком. Вчера я подписала договоры уже с Фондом на дезсредства на сумму в 270 тыс. грн. Мы будем получать дезинфицирующие средства для обработки поверхностей, служебных помещений и для рук. Подписан договор и на поставку оборудования на 118 тыс. грн. Это 6 пульсоксиметров, два шприцевых насоса и два монитора пациента.

Пульсоксиметры позволяют нам сразу оценить степень дыхательной недостаточности у человека, поступающего в отделение, степень насыщения крови кислородом. Мониторы — это аппаратура слежения, которая отслеживает все витальные показатели и пульс частоты дыхательных движений, концентрацию углекислого газа в крови. Шприцевые насосы — это специальные приспособления для введение лекарственных препаратов.

Дальше у нас планы, я думаю сегодня-завтра это решится, по покупке кислородных концентраторов. Это оборудование для осуществления неинвазивной кислородо-терапии у тех людей, которые поражены коронавирусом. То есть, когда есть дыхательная недостаточность и легкие не могут давать нужное организму количество кислорода, мы даем дыхание увлажненным кислородом. Это аппараты совершенно безопасны, они индивидуальны, — надевается маска и человек дышит. В более тяжелых случаях пациент переводится на ИВЛ (искусственную вентиляцию легких).

— Речь о пополнении аппаратами ИВЛ пока не идет?

— У нас по больнице 20 аппаратов ИВЛ. Для сравнения скажу, что я была на селекторной нараде, проводимой губернатором — по области сейчас в наличии всего 129 таких аппаратов. Все наши аппараты стоят в разных отделениях — в роддоме, в операционных травматологии и хирургии, один — в отделении интенсивной терапии для детей. То есть, они все в работе. Забрать их я не смогу — жизнь с эпидемией не останавливается. Хоть мы и ограничили плановые операции на данный момент в рамках карантинных мероприятий. Но возможны экстренные хирургические вмешательства, кесаревы сечения, ДТП те же, — никто от этого не уходил. И сколько мы аппаратов ИВЛ конкретно сможем выделить на эту ситуацию, будет видно уже в процессе. Пока за средства Фонда ИВЛ не приобретаются, закупаются то, что я перечислила — дезсредства, маски и защитные костюмы, пульсоксиметры, кислородные концентраторы и т.д.

— Как карантин изменил работу МБИЛ?

— Мы действуем в рамках наших нормативных документов, приказов МОЗ и областного департамента. У нас в больнице введен карантин. Что это подразумевает? Прежде всего ограничения для посещений. Мы просим людей с плановыми визитами (допустим — весна, подскочило давление, я хочу прокапаться) отложить до более спокойного времени. Мы просим обращаться только в неотложных ситуациях или звонить своему семейному врачу. Семейные амбулатории и поликлиники уже организовали прием с соблюдением всех карантинных средств — термометрия на входе, мы ведем усиленную обработку дезсредствами помещений: протирание ручек, влажная уборка несколько раз в день с дезинфицирующими растворами, масочный режим. Ограничение посещений, ограничение госпитализации плановых больных.

Уже с понедельника мы в педиатрии и терапии выписываем плановых больных, прекратили их госпитализацию. Эти отделения будут работать на «температурящих» пациентах и пневмонии. Так же ограничены плановые хирургические вмешательства.

— Государство какую-то помощь выделяет больнице? Ожидается ли поставка тех же экспресс-тестов?

— В области должны буквально через одну-две недели, максимум, заработать две ПЦР-лаборатории. Для северного куста — на базе областного центра СПИДа в Славянске (приобретена за средства областного бюджета). Для южного куста — в Мариуполе (где ее приобрел Фонд Рената Ахметова). Так как наша область единственная, где ПЦР-лаборатории не было, она осталась в Донецке после начала войны.
ПЦР-диагностика (полимеразная цепная реакция) — высокоточный метод диагностики многочисленных инфекций, основанный на исследовании генетического материала человека (ДНК и РНК).

Поставка тестов в Украину ожидается с началом апреля, как нам сказали. Они шли из Европы, но Польша границы закрыла и тесты будут доставляться морем через Литву, то есть логистика удлинилась.

По поводу централизованных поставок, — мы не получали ничего, по-моему получала инфекционная больница — средства защиты и медикаменты, оборудование. Нам было выделено на приобретение медикаментов из средств городского бюджета 200 тысяч грн. Мы успели все это закупить, с пятницы все получили и выдали на эти два отделения, где мы готовимся принимать больных в случае вспышки заболеваний. Закупили самое необходимое — антибиотики, противовирусные, растворы, муколитики, жаропонижающие препараты.

Таким образом, на первый запас у нас есть дезсредства, есть медикаменты на первый случай, и, благодаря Фонду Б. Колесникова, мы на какое-то время обеспечены средствами защиты в минимальном количестве. Самой больнице не получилось приобрети средства защиты, потому что поставщики, несмотря на заключенные договоры, нам отказали из-за отсутствия масок на складах. В Украине маски отсутствуют, обещают их под конец года. Но у нас был запас, мы рассчитали и вернулись к старому, — выдали всем марлю. Из расчета 6 масок на человека и наши сотрудники шили маски самостоятельно.

— С 1 апреля должен начаться второй этап медреформы, согласно которому финансирование второго звена медицины, в частности, таких больниц как МБИЛ, изменится. От государственной медсубвенции оно переходит к финансированию Национальной службой здоровья Украины (НСЗУ), согласно заключенных договоров по гарантированным пакетам медуслуг, которые предоставляют больницы. Как это будет происходить теперь, в случае чрезвычайной ситуации?

— Пока никаких документов по поводу детерминации ввода реформы у нас нет. Но я не знаю, что будет с 1 апреля. Потому что мы — в стадии заключения договоров с НСЗУ. Финансирование в рамках субвенции у нас было доведено только на первый квартал. С первого апреля у меня обеспечены только коммунальные платежи по больнице, которые финансируются из средств местного бюджета, и на сессии горсовета нам выделяются дополнительные средства из городского бюджета на питание больных, потому что их не было. Мы обратились к мэру и он пошел нам навстречу. Нам выделили 200 тысяч грн. на питание пациентов и столько же на неотложные медикаменты. На остальные расходы у нас пока финансирования нет. Я думаю, должны заработать договора или будут приняты дополнительные законодательные акты о детерминации реформы.

В.Волошко