Адъютанты оборотня

Printer Friendly, PDF & Email

Неизвестные страницы истории становления в Константиновке коммунистического союза молодежи


Продолжение. Начало в №№ 2, 3, 4, 5.

Вряд ли в нашем городе интенданту Клеймону да Реуту с дамочкой удалось с первого набега навербовать из солдат‑дезертиров много желающих штурмовать Киев. Рабочие, а, следовательно, и молодежь, явно попадают в отряд Реутова и Емельянова. Указанный в книге «Очерков…» партизанский отряд Иванова появился значительно позже (в декабре 1918 г.). Вероятнее всего, постсоветские авторы, нынешние сторонники идей главного оборотня, решили прикрыть И. Н. Емельянова, зная о тех преступлениях, которые совершали зачастую местные большевики и первые комсомольцы, как и их главный командир Реутов. В своем докладе Муравьев так описал штурм Киева: «Я приказал артиллерии бить по высотным дворцам, по церквям и попам». Позже Муравьев хвастался своими подвигами: «28 января 1918 г. Дума (Киева) попросила перемирия. В ответ я приказал душить их газами. Мы могли остановить гнев на милость, однако мы не делали этого, потому что наш лозунг — быть беспощадными».

После ухода части войск из Донбасса, восстановилась будничная жизнь в нашем городе, заработала Дума. Город опять стал нейтральным. Вспомнили же большевики о нашем городе только через месяц.

В самиздатской книге Донцов и Дзюба пишут и, как всегда, часть правды:

«… Как рассказывают старые большевики в своих воспоминаниях, — отряды Красной гвардии Дружковки и Краматорска, руководимые Ф. А. Чикирисовым и А. А. Недритом (кандидат от большевистской фракции на всероссийский съезд в 1917 г., не был избран — ред.) в конце января 1918 г. разгромили Константиновский эсеро-меньшевистский совет. Рабочие Константиновки избрали новый большевистский совет».

Вторят в своем повествовании и Белашов с Климовым в книге «Очерки из истории Дружковского машзавода», изд. «Донбасс», 1978 г. на стр.36: «Красногвардейские отряды Дружковки, вооружившиеся пулеметами и винтовками, во главе с большевиками А. А. Недритом и Ф. З. Чикирисом, помогают установить Советскую власть в Константиновке».

На самом деле узурпация власти большевиками в нашем городе, по документам архивного фонда 16.1.46 л. 225‑226, произошла 3 (15 по новому стилю) марта 1918 г. с участием 100 солдат и членов чрезвычайного штаба армии Латышей, прибывших из Дружковки. Только с этого дня в городе заработал военно-революционный штаб в составе: ревком Коваленко, Серобаба, Никитин (по воспоминаниям Василенко (ф.16.1.52 л.12)).

Военно-революционный штаб приступил к формированию партизанских отрядов из местных рабочих. Так, из опросного листа (Р.2602.1.5 лист 74 Донецкого архива), составленного для штаба армии от 7 апреля 1918 г., узнаем: «… в начале марта выступил отряд Реутова в 100 человек, а затем выступил второй отряд в 250». Учитывая воспоминание Яндульского о том, что члены союза рабочей молодежи попадают в первый и второй отряды, находятся в гор. Бахмуте, зимой можно с уверенностью заключить — часть первых протокомсомольцев попадают под начало Реутова, часть — во второй отряд Емельянова. Есть все основания предположить, что в уездном городе отряды соединились и совместно уехали на помощь отступающей Красной армии из Киева.

Пока константиновские отряды, прихватив 15‑летнюю девушку, будут двигаться на фронт, попытаемся воспроизвести карьеру революционера-большевика Реутова.

Из доверенности, хранящейся в архиве (Р2602.1.5 лист 63), выданной 1 декабря 1917 г. Андрею Сидоровичу Реутову для ведения дел некой гражданке, узнаем его отчество и что он имел какое‑то юридическое образование и вел дела по наследству имущества граждан в г. Константиновка.

Дружковский Совет рабочих и крестьянских депутатов избирает его депутатом 16.04.1917 г. от города Дружковки на подрайонный съезд в г. Константиновку.

Протоколом № 1 первого собрания исполкома подрайонного совета избран секретарем от Дружковки большевик Реутов. О том, что избранный секретарь постоянно проживал в соседнем городе, свидетельствуют записи в денежном журнале. Так, в расходной части есть записи: «… уплачено т. Реутову за проезд в Дружковку 2 р. 50 коп., за номер в сутки 3 р. 75 коп., на обед для 7 членов подрайонного совета выдано 41 р.25 коп.».

Начало партизанщины радикал-большевика Реутова доходчиво описывает И. Нагорный (ф.16.1.49 лист 82), член исполкома Бахмутского Совета в 1917 г.:

«На заводах Краматорському та Дружківському вже в липні була організована із робітників міліція, яка потім стала називатися червоногвардійцями, ця міліція періодично наїзджала на Бахмут, суто «міщанське» місто, робітники позкидані на соляних копальнях. Енергійною людиною був Реутов — командир одного загону міліції. Було, як приїде в Бахмут (Артемівськ), так наробе стільки бешкету, що розговору хватає потім на цілий тиждень. Одного разу в Раду робітничих та селянських депутатів вбігають робітники, жінки, діти:

— Спасіть, рятуйте, у нас на соляному заводі ФАРКЕ тов. Реутов хоче стріляти кожного третього робітника. — Приїхали на завод, поки що нікого не стріляв. Нам робочі розказали слідуюче — приїхав вчора г. Реут на завод. Був випивши, запитав робочих — скільки в їх є більшовиків, одержав відповідь, що немає жодного, дуже всіх поматюкав, приказав: «Щоб завтра до 9-ї години ранку було 100 більшовиків, інакше буде кожного третього стріляти». Так налякав робочіх, що робочі зараз же почали записуватись на аркуші під заголовком «Більшовики скляного заводу імені «ФАРКЕ». Написалось 112 чоловік. Сьогодні в 10 годин ранку приїхав т. Реутов. Знову п’яний. Подивився на список, лається: «Я приказав, щоб було 100 більшовиків, а ви написали 112. Не виконали приказу. Давайте гудок, ставіть робочіх в шеренгу, буду стріляти кожного третього». Урегулювали, нікого не стріляли, список скасували».

М. П. Корниенко, Г. П. Лютый, В. П. Петренко.

Продолжение в следующем номере.