Адъютанты оборотня

Printer Friendly, PDF & Email

Неизвестные страницы истории становления в Константиновке коммунистического союза молодежи


Продолжение. Начало в №№ 2, 3, 4, 5, 6, 7.

Перевыполнив партийный приказ Сталина-Артема (Сергеева), ободрав до нитки Константиновку, прихватив наличку уездного центра, Реутов и компания исчезают, вероятней всего, железнодорожным маршрутом Дебальцево — Зверево — Царицын, до декабря месяца.

На рытье окопов в Константиновке большевики использовали дармовой труд несознательной интеллигенции и «буржуев». Но 18‑20 апреля советская власть сдала город без боя. Сопротивление второй половины марта 1918 г. продолжалось только для того, чтобы вывезти в Россию стратегические ценности из Украины. Нарком Сталин выразился откровенно в отношении к правительству Советской Украины: «Достаточно играли в Правительство и Республику, кажется хватит, пора кончать игру».

Современные  адъютанты оборотня, страдающие на старческий маразм от недостатка притока свежей крови, в опубликованной книге «Очерки об истории г. Константиновка» пишут:

«Оккупанты (войска УНР и союзники) отбирали у населения ценности, продукты, демонтировали заводы, вывозили промоборудование».

Вот уж верно подметила народная мудрость — на воре и шапка горит. И дальше настольная книга «пятой» колонны повествует:

«В начале сентября 1918 г. через нейтралку перебрался и вступил в Красную Армию духовой оркестр рабочих бутылочного завода».

А в книге, выпущенной еще при советской власти под названием «История фабрик и заводов» на стр. 56 находим: «Когда летом 1919 г. Донбассу начал угрожать Деникин, большая часть комсомольцев вступили в ряды Красной армии. В те же горячие дни ушел на фронт вместе со своим капельмейстером И. Благо весь духовой оркестр».

Авторам статьи, вероятно, и многим читателям «до фени», когда на самом деле ушел оркестр из нашего города, а вот оставшиеся клоуны еще и сейчас способны завлечь «романтические юные натуры, слишком рано познавшие всю глубину межклассовых противоречий» и, следовательно, опасны для эволюционного развития событий, протекающих в столь сложный период отечественной истории.

«Пошли обыски, аресты, потом расстрелы, полилась рабочая кровь», — так, с подачи большевистской газеты «Пролетарий» описан период истинно украинской власти 1918 года в «Донбассе».

Более правдоподобно этот период описан в аналогичной газетке «Вперед» № 19 за 22 июня 1918 г., хранящейся в архиве (ф.16.1.69 л.13):

«В Юзовском, Горловском, Щербиновском районах свирепствовала порка, причем давали от 25 до 100 ударов. Приговоры выносились начальниками отрядов украинских войск по различным поводам, по жалобам жены на поведение мужа, по всяким доносам».

Пересмотрев партархивный фонд Донецкой области и перечитав ранее изданное и не найдя ни единого реального факта расстрелов и грабежей, кроме голых слов и, разве что, «порки» (и то не в нашем районе) за весь период пребывания войск УНР в Константиновке, краеведы вынуждены в очередной раз показать, каким образом формируют общественное мнение бывшие и современные коммунисты.

Как свидетельствует архивный фонд, захваченных в плен красноармейцев российского гражданства депортировано из нашего города через Харьков на родину, но без винтовок. А наши партизаны скрылись с награбленным, по одному из указанных в статье маршрутов. В городе заработала прежняя городская Дума. Не избранный, а навязанный совет разбежался. Чудом сохранились в бывшем компартийном архиве несколько экземпляров объявлений, относительно внутригородской жизни, военного коменданта, есаула Значкового, скрепленных мокрой печатью, на которой трезуб герба Украинской Народной Республики (ф.16.1.61 л.72, 77, 83).

Показательно, что в книге «Очерки истории облпарторганизации Донецкой области», в списке городов, где существовало в то время большевистское подполье, г. Константиновка отсутствует.

Вполне вероятно, что из 10 тыс. (р.2602.1.3 л6) рабочих города нашлись единицы с авантюрно-криминальным складом характера, что есть вполне нормально для любого сообщества.

В октябре 1918 г. из районов Донецкой впадины, оставив охранные гарнизоны Державної варти в некоторых городах и поселках, уходят регулярные войска гетьмана Скоропадського.

М. П. Корниенко, Г. П. Лютый, В. П. Петренко.

Продолжение в следующем номере.